February 17th, 2015

1 dress

дом, который построил Джек


«Мельницы Господни мелют медленно, но очень тонко» у Агаты Кристи оказались цитированием Лонгфелло, что предсказуемо:

Though the mills of God grind slowly;
Yet they grind exceeding small;
Though with patience He stands waiting,
With exactness grinds He all.


Лучший перевод, который я нашла - оказался Якова Фельдмана
(итак, перевод Лонгфелло от автора "Ямщик, не гони лошадей"):

Мельница Бога
Очень хороша.
Мельница Бога
Мелет не спеша.
Медленно, но верно
Ходит колесо.
Будет перемелено
Абсолютно все.


Лонгфелло, однако, сам по себе оказался не из Шекспира, и не из Библии, несмотря на намеки рунета, а переводом некогоCollapse )
1 dress

(no subject)

Вас тоже раздражает, когда с jstor или других закрытых хранилищ статей нельзя нужную вытащить (только за деньги и т.п.)? Обращаю внимание на русский пиратский проект http://sci-hub.org/ который открытыми прокси сеет знания и позволяет вытаскивать подзамочное ценное. Кстати, сейчас они там пожертвования собирают - я кинула денежку благородным людям.
1 dress

Герцог и оспа (1626 год)

Оспа, до того как в конце 18 века от нее научились прививать, уносила огромное количество жизней (в России умирал каждый 7-й ребенок, например).
Еще больше лиц она безобразила.

На обоих портретах - флорентийский герцог Фердинандо II Медичи.
Художник один и тот же - Юстас Сустерманс.



На правом, 1626 года, юный Фердинандо запечатлен в 16-летнем возрасте (еще до получения герцогского титула).
Запечатлен 9-й день протекания у него оспы. (Есть еще один портрет на 5-й день, но я не нашла).
Юноша выжил чудом.

В записках нашей императрицы Екатерины Второй рассказывается, как вскоре ее свадьбы с мужем великим князем Петром Федоровичем (кстати, тоже герцогом - Голштинским), юноша заболел оспой. Она описывала, как увидела его после выздоровления: "...в большой зале, почти впотьмах, между четырьмя и пятью часами вечера; несмотря на это, я чуть не испугалась при виде великаго князя, который очень вырос, но лицом был неузнаваем; все черты его лица огрубели, лицо еще все было распухшее и несомненно было видно, что он останется с очень заметными следами оспы. Так как ему остригли волосы, на нем был огромный парик, который еще больше его уродовал. Он подошел ко мне и спросил, с трудом ли я его узнала. Я пробормотала ему свое приветствие по случаю выздоровления, но в самом деле он стал ужасен".

Шрамы от оспы остаются на всю жизнь. Во Франции XVIII века, когда полиция разыскивала какого-нибудь человека, то в качестве особой приметы указывалось: «Знаков оспы не имеет». Широкое распространение оспы явилось одной из причин злоупотребления косметикой: толстый слой белил и румян, наложенный на лицо, позволял не только придать коже желаемый оттенок, но и замаскировать оспенные шрамы.

У выживших Фердинанда Медичи и нашего Петра III они, конечно, тоже остались. Тем не менее, рисовали их гладколицыми.



Кстати, вот еще одна из причин коренной несовместимости Екатерины Великой (любившей мощных красавцев с челюстями а-ля Аксенов Крымский) с законным супругом. Эстетическая.