Софья Багдасарова (shakko.ru) wrote,
Софья Багдасарова
shakko.ru

Category:

Записи по мере перечитывания Бальзака-10

В личку поступило предложение мне -- меньше писать о Бальзаке, потому что читателю (подписчику) уже надоело меня читать на эту тему.
Ха. Я всего лишь на 26-м произведении цикла из 91.
Даже банить не стала, пусть мучается дальше.

(Не, я конечно могу писать про своих врачей, анализы, покупку стройматериалов, поиск хоть каких-нибудь денег, нервные срывы и проч. Но все-таки выбираю, чтобы здесь был Бальзак, извините.

За 8 месяцев - 24 произведения. То есть это еще года на два занятьице.)

Из комментов: Вспоминается Репер Сева "Не читал Бальзака"
https://www.youtube.com/watch?v=D_RQPCb8eDk



***

Да, я знаю, вам понравился мой пересказ "Тридцатилетней женщины" (в блоге вообще 13 тыс. просмотров), но рекапов больше не будет, пока, по крайней мере. Потому что пересказы делать интересно, когда автор несёт какую-то ошеломительную хренотень. И если ты не поделишься ею, то тебя разорвет от... ну, назовем это чувство "восторгом".

А у Бальзака следующая книга в цикле оказалась, честно скажу, не позорной. Вообще, считается, что это одна из его лучших книг в принципе, за всю жизнь. Да и не только "его" -- регулярно входит в топ-100 романов ever.

Называется "Отец Горио".

И соглашусь: действительно, это одно из тех произведений, в которых его гениальность достигает максимума, вот прямо чувствуется, как он сидел в своем кресле, писал, а гениальность била из его макушки световыми радугами в потолок, так что с улицы через окно было заметно всполыхание. "Отца Горио" он писал сорок дней, а кадавра "Тридцатилетнюю женщину" пёк 15 лет, и разница очевидна. Книга написана на одном дыхании, и оторваться от нее крайне сложно.

Тем не менее, начинать свое знакомство именно с нее я не советую. Кстати, когда сэра Артура Конан Дойля спрашивали про Бальзака, он говорил, что не смог его прочесть, потому что банально не знал, с какого места начинать, чтобы не запутаться. Как не повезло сэру Артуру, как повезло вам -- ведь у вас есть я, которая будет вашим проводником, психопомпом в этом путешествии. Итак, с "Отца Горио" начинать не надо, но лишь потому, что он -- непосредственный спин-офф от не менее великого "Гобсека". В "Гобсеке" мы видим, как одна графиня ради любовника закладывает последнее ростовщику-еврею, в "Отце Горио" нам показывают папу этой графини, которого она доводит до кондрашки. Книги дополняют друг друга, дают недостающие фрагменты головоломки, но эта все-таки вторая.

"Отец Горио", вдобавок, еще и "перекресток" цикла, Бальзак поместил в нем целых 48 повторяющихся персонажей, это такой "Мстители: Реюнион" (например, одновременно это и приквел для "Покинутой женщины", героиня которой виконтесса де Боссеан -- кузина Растиньяка, помогающая ему войти в свет, ей разбивают сердце именно тут).

Но историей про графиню и деньги "Отец Горио" не ограничивается и слава богу, могло бы получиться однообразно. Главное в романе то, что там есть Растиньяк и Вотрен, они же -- денди-"д'Артаньян" и нераскаявшийся Видок; две глыбы, два завораживающих персонажа, которых хочется все больше и больше, и вот ты кричишь "сиквелы!! даешь сиквелов!!" (и Бальзак, слава богу, их обеспечит). Мы следим за становлением юного Растиньяка, за тем, как он будет покорять Париж и женщин, переживаем за него, как за себя. И мы следим за Вотреном, который сначала такой милый буржуа, а потом становится все страшнее и страшнее. Книга напичкана жутким цинизмом, он прямо сочится из каждой фразы, и это замечательно. Ура, Бальзак ни разу не проявляет своего наивного романтизма, аллилуйя.

Слышали, кстати, ведь фразочку про "сделаю предложение, от которого невозможно отказаться"? Это Вотрен первый сказал, старый каторжник, держатель общака, а Марио Пьюзо просто очень начитанный мужик.

Один из эффектов, на котором Бальзак строит этот роман, уже появлялся в "Гобсеке", но тут автор выкручивает его на максимум. Он постоянно чередует сцены невероятной бедности, парижского дна, вонючего и заросшего грязью пансиона для полных нищебродов -- с описанием роскошных аристократических салонов периода Реставрации, с сиянием серебра, хрусталя, блесток на дамских платьях. Вместе с Растиньяком мы все время переходим из одного мира в другой, туда обратно. И, конечно, сливаемся с душой с этим юношей, желающим быть тут, а не там, ведь его чувства так естественны.

А заглавный персонаж -- страдающий отец, продавший последнюю рубашку для неблагодарных дочерей. Он мог бы стать самым плохим моментом в книге, наивным и выжимающим слезу, особенно в посвященных ему последних страницах, которые все длятся и длятся. Но в данной книге в Бальзака вселился не Вальтер Скотт, а Шекспир со своим "Королем Лиром", и поэтому трагедия тут выходит не открыточная, рассудочно выстроенная из головы, а пробирающая до дрожи, великая Трагедия.

Так что рекапа не будет. Офигенная книга, с непредсказуемыми поворотами сюжета, дико харизматичными персонажами, смачно прописанной атмосферой двух противоположных миров - парижской нищеты и парижской роскоши.
И сильным накалом страстей.

Бальзак жонглирует всем этим невероятно искусно, то усиливая драму, то замедляя темп, и ты получаешь невероятное наслаждение от книги, потому что чувствуешь, что ты оказался в крайне умелых руках истинного профессионала, который направляет тебя, лишая воли и погружая в такое самозабвенное наслаждение от книги, так что вон у меня даже на плите мясо сгорело, пойду квартиру проветривать.

***

Настала очередь рецензии на следующее произведение из цикла, и опять это из top of the best, Бальзак раскачался наконец, прямо подряд отличные идут.

"Полковник Шабер" небольшой рассказ, но настолько крут, что он чуть ли не самый экранизируемый текст из всего цикла (более 15 фильмов). Так крут, что двух главных его героев дали сыграть, например, Депардье и Фанни Ардан, причем они супруги в весьма сложных отношениях -- представьте искру.

Сюжет прост СПОЙЛЕРЫ СПОЙЛЕРЫ. Старый солдат возвращается с войны спустя десять лет, все считают его мертвым, а жена вышла за другого. КОНЕЦ СПОЙЛЕРОВ Но поскольку это Бальзак, эта древняя история подана с его любимого ракурса: тут про деньги, юриспруденцию и ненависть нелюбимой и нелюбящей женщины. Очень круто и драматично.

Даже, пожалуй, чересчур драматично, если подряд цикл читать. Если отдельно, наверно, это не так заметно.

Дело в том, что перед "Полковником Шабером" подряд идут "Гобсек" и "Отец Горио", где главными героями тоже были умирающие старики, побитые жизнью. В "Полковнике Шабере" автор же дает, как называет это энциклопедия тропов posmotre.li -- "педаль в пол". Перед нами опять несчастный старик и его тяжелая судьбинушка. Хорошо хоть, автор не повторяется, и "притесняет" главного героя тут уже другими способами, чем в предыдущих двух своих шедеврах. Но все-таки... все-таки это мне чуть-чуть поднадоело. (Хм, любопытно будет подсчитать процент хэппи-эндов в цикле; пока 7 из 24, то есть быть главным героем Бальзака явно опасно).

Другой метод, каким Бальзак усиливает накал эмоций читателя, помимо жалости к возрасту и здоровью старика, это патриотическая атмосфера рассказа. Еще ни разу он настолько не педалировал тему "наших благородных ветеранов войны". Написанный уже после июльской революции, то есть при другой ветви Бурбонов, весь рассказ пронизан восхищением и героизацией наполеоновских солдат, такое узнаваемое "вы чьи широкие шинели напоминали паруса". На француза, наверное, такая подача действует особенно сильно, как удар молотом по голове. Но я, если честно, не могла избавиться по отношению к герою от некоторого злорадства ("а не надо было нашу Москву жечь!!!" Шабер, правда, не жег, его "убили" в 1807 году).

Хотя сюжет, как я сказала, извечен, но то, каким методом раскручивает его Бальзак, как он описывает развитие истории и ее развязку, завораживает. Не Клитемнестра, не Орест, а совсем по-другому, по-современному и в настроении своей "вселенной", беспощадной и полной психологизма. Характеры, описания, язык -- все великолепно. Темп без провалов, развязка не испорчена, Бальзак, я знаю, тебе не всегда это удается, но на этот раз отлично. Из сквозных персонажей -- стряпчий Дервиль, который был рассказчиком в "Гобсеке", тут мы снова имеем шанс убедиться в его порядочности и профессионализме. Очень крутой текст и, пожалуй, один из тех, с которых знакомство с Бальзаком надо начинать, чтобы сразу получить большую дозу его таланта.

***

есть советский телеспектакль, где Растиньяка играет 40-летний Гафт.
По "Шагреневой коже". Еще там Олег Табаков (в гл. роли), Екатерина Васильева, Марина Неелова, Смирницкий, Каневский и проч.

***

Кто в этом году жалуется на Бальзака, просто забыл, что в прошлом году я вас полировала Жюль Верном.

***

ну штож
продолжим

В 1835-36 годах Бальзак, видимо, был на пике вдохновения, и его рассказ "Обедня безбожника" продолжает чреду его очень удачных текстов. Пожалуй, когда (если) я дочитаю весь цикл, я построю график с такими красивыми параболами, оценивая тексты по 10-бальной шкале. И "Обедня безбожника", идущая в цикле после "Шабера", "Горио", "Гобсека" будет продолжать почти прямую линию авторской удачи. Скоро настанет спад, наверняка, Бальзак ведь часто халтурщик и идеалист, но пока очень здорово.

"Слава хирургов напоминает славу актеров: они существуют, лишь пока живут, а после смерти талант их трудно оценить. Актеры и хирурги, а также, впрочем, великие певцы и музыканты-виртуозы, удесятеряющие своим исполнением силу музыки, все они — герои одного мгновения", пишет он тут совершенно справедливо о врачах. Даже теперь, в эру мгновенного пиара, очень трудно обессмертить имя врача, только основанием какого-то особенно хорошего института или документацией особо собачьего рефлекса.

Другой путь -- если в тебя "влюбился" какой-то художник или писатель. Как это случилось с хирургом Сергеем Юдиным. Наверно, он был великий врач, но нам было бы это без разницы, если б Михаил Нестеров не оставил его великолепный портрет. То же самое с французским врачом по имени Гийом Дюпюитрен (Guillaume Dupuytren). Да, ему поставлена статуя в Париже, и какая-то там кафедра названа его фамилией, но все, кого он исцелил -- давно умерли. И главным памятником ему оказывается рассказ Бальзака, где он выведен под именем Деплен -- гениальный циничный хирург.

Как ругался Салтыков-Щедрин на "Анну Каренину" -- это роман о функционировании мочеполовой системы, и, в целом, про Бальзака это определение тоже обычно справедливо. Как мы уже детективно-филологическим способом выяснили, заболевание органов таза является одним из ключевых сюжетообразующих элементов "Тридцатилетней женщины", стыдливо упущенных советскими переводчиками. Возможно, Бальзака тоже упрекали за чрезмерную плотскость и любовность, потому что, уже который текст подряд, у него сюжет не про страсть М/Ж, а про самопожертвование и совсем другие связи. "Обедня безбожника" -- оказывается очередным текстом про самопожертвование, весьма искусно выжимающем слезу из читателя. И наслаждение тем мастерством, с которым автор в очередной раз использует эту стратегию -- для меня в очередной раз оказывается большим.

Спойлерить не буду, но намечу сюжет. В тексте молодой и талантливый врач Бьяншон, которого мы уже в цикле встречали несколько раз, раскрывает тайну своего учителя, великого Деплена -- почему же тот, признанный атеист, ходит к мессе? Очередной мастерский бытописательский очерк про бедность, стремление выбиться, отеческую (а может и нет) любовь и то, как человек находит себя. И затем -- вот это поворот! Чем абзац закончить -- не знаю, наверно, фразой из "Дня радио": песня очень красивая, кавалеры могут приглашать дам. То бишь, если вы еще не начали читать Бальзака, то начните уж наконец с этого рассказа, он короткий и классный.

Tags: бальзак
Subscribe

Posts from This Journal “бальзак” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 40 comments

Posts from This Journal “бальзак” Tag