Софья Багдасарова (shakko.ru) wrote,
Софья Багдасарова
shakko.ru

Category:

Кто придумал костюм современной Снегурочки

Когда и под чьим влиянием сформировался привычный нам внешний облик Снегурочки? Моё новое иконографическое исследование на тему новогодней моды.



Кто придумал ей шубу, а кто шапку, когда у нее бывали перпендулии, чем она, возможно, заразилась от Царевны-Лебедь (не птичий грипп), почему знаменитый эскиз Снегурочки Врубеля на самом деле псу под хвост, и какие опасные вещи отличают нашу девочку от страшного архетипа снежной ведьмы.

Писала долго и сложно, нашла много нового. Надеюсь, вам понравится мой анализ.




Для начала давайте припомним, как выглядит, что носит сегодняшняя эталонная Снегурочка?







СПУТНИЦА МУЖЧИНЫ




Эпиграф:
Чем отличается наш Дед Мороз от их Санта Клауса?
Их всегда трезвый и один, а наш всегда пьяный и с какой-то девкой
(анекдот).


В новогоднем "бестиарии" Снегурочка является второстепенным персонажем, спутницей Деда Мороза, его тенью. Дед Мороз может ходить один, она -- вряд ли. Самостоятельно она появляется, только если, например, в детском саду не разрешили нанять актера со стороны, и приходится переодевать воспитательницу. Но в общем, этой ситуации все подсознательно стараются избегать, пытаясь все-таки соблюсти полноту тандема.

Фактически, это наш русский инь и ян.




Эта связь влияет на подбор цветов. Если Дед Мороз фигурирует один, то его шуба может быть достаточно большого набора цветов: красная, синяя, голубая, серебряная, коричневая (дубленка). Если же он с дамой, то он обычно в красном, а она в голубом. Ситуация, в которой оба одеты в один цвет, подсознательно воспринимается дискомфортно, неканоном.



Более допустимо, когда красной шубы у него нет, но при этом цвет ее одежды явно отличается.



Ей же доступна более бедная палитра цветов -- от синего до белого, включая серебряный. Это связано с ее очевидным стихийным происхождением: ежели тебя зовут Снегурочка, оранжевое тебе надевать как-то явно неприлично. Носить можно только цвета снега, зимы. (Встречающееся в интернете утверждение, что голубой цвет Снегурочка унаследовала от костюма маленького мальчика - олицетворения Нового года, который в ранних постановках был спутником деда - старого года, мне кажется неправдоподобным, вдобавок оно не подходит по хронометражу).

Цвет -- главное визуальное отличие Снегурочки от миссис Санта-Клаус (второе -- разница в возрасте: по канону миссис -- старушка, под стать мужу, однако массовая культура этим часто пренебрегает ради сексапила).




Другой важный параметр -- рост и возраст.
Сначала Снегурочка, внучка деда, бывала и маленькой девочкой, со временем же она категорически стала взрослой девицей. Это изменение, думаю, связано с воздействием реального мира: новогодний театрализированный ритуал Советского Союза требовал участия именно взрослой женщины, ведь маленькие девочки полноценно исполнять функции помощницы не могут (например, тащить пьяного деда в такси). Русскому мужчине, пусть это даже Дед Мороз, все равно требуется ответственная женщина, которая должна проследить, чтобы он не опоздал и сделал все, как надо... эх. А Санта, с его протестантской этикой, все-таки самостоятельно справляется, ну ладно, с помощью зеленых эльфов.



СЛОЖЕНИЕ LOOK'a

Современный образ Снегурочки создавался советскими художниками и костюмерами как парный советскому образу Деда Мороза, однако происходило это не параллельно, а с временным лагом.
Чтобы понять эту эволюцию, давайте вспомним, как придумывалась внешность Деда Мороза.

В прошлом году я выпустила иконографическое расследование об этом в двух частях:Кратко повторю его тезисы.
На эволюцию образа Деда Мороза  сперва повлияли публикация русских народных и литературных сказок в 19 веке и иллюстрации к ним, сведения о "древнерусской моде", имевшиеся у художников 19 - начала 20 века (плюс общеевропейский архетип олицетворения зимнего сезона фигурой старика). Новогодние и рождественские открытки начали влиять только после своего появления в России в 1898 году, причем русские издатели свободно перелицовывали европейское, и таким образом влиял Санта-Клаус. Образ Деда Мороза появлялся в дореволюционной массовой продукции, типа фантиков, рекламы, инструкций по домашним развлечениям. Основным местом сложения первоначального визуального образа, по моему мнению, стала театральная сцена. Дед Мороз бывал "боярином", "крестьянином", олицетворением стихии и т.д.

После 1917 года все это красочное разнообразие было ликвидировано, и только в 1937 году вновь введено в традиции празднования. Коммунистические праздники развили образ Деда Мороза далее: актеры надевали его костюм, и он стал унифицированным, достаточно простым и дешевым по материалам. В полиграфии и мультфильмах это воспроизводилось. Но в советском кинематографе же Дедов Морозов одевали более роскошно. В новой России именно этот роскошный образ в сложной "русской" шубе стал доминирующим, в частности, чтобы более явно отличаться от импортного Санта-Клауса.

Эволюция выглядит так:
много самых разнообразных образов до революции, после 1937 года -- усредненный образ в простой шубе / развитие образа в богатой боярской шубе; в наши дни -- предпочтение богатого боярского, сложного образа.



Ипользуем этот же алгоритм для расчленения имиджа Снегурочки.
Повторила ли она путь развития своего спутника?

При анализе изобразительного материала получается, что нет.
У Деда Мороза не было конкретного четкого источника образа, литературного или театрального, источник был "размазанным", и культурное подсознательное выкристаллизовало форму персонажа на основе примерно десятка разных "дедов" и "морозок", потратив на это несколько десятилетий.
Cложение внешности Снегурочки шло проще, так как источников было всего пара, и это не "засоряло" взгляд.

ДЕВОЧКА ИЗ СКАЗКИ

Во-первых, была народная сказка, впервые опубликованная в 1840 году, и более широко распространившаяся после публикации Афанасьевым в 1869 году. Сказка печальная, про волшебную девочку из снега, помещенную во враждебную ей человеческую среду; героиня из-за агрессии социума в итоге и гибнет (тает).

Такая смерть логична, ведь "Снегурочка" -- это явный феминитив от "снеговика", а он хрупок.

Сцены таяния сказочной героини на картинах Василия Перова (1849 и 1879)




Рождение (преображение из снеговика) Снегурочки на иллюстрации 1902 года.



На иллюстрации к сказке П. Литвиненко 1913 года мы видим более подробное появление этой девочки, но тоже без каких-либо явных атрибутов Снегурочки, просто в "народной" одежде.



Позже она, правда, успевает дожить до другого времени года и переодеться в летнее.

Это важное качество, отличающее дореволюционную, раннюю Снегурочку от "современной": сегодняшняя не переодевается, она в шубе и летом, и в тропиках. Костюм "врос" в нее, как атрибут, без костюма ее опознать не возможно, поэтому он не исчезает. Снегурочка же из сказки (и позже оперы) функционирует как крупный многосторонний персонаж, личность, поэтому она может позволить себе переодеваться.



Иллюстрация В. Каррика (1912)



В. Беклемишев. Статуя "Снегурочка" (1897). Не сохранилась


И, в общем, примерно в таком бы виде и существовала Снегурочка в наших сказках, как колоритный персонаж, но не магистральный, типа Лисы Патрикеевны какой-нибудь, если бы в игру не вступил театр.
Который, как известно, все преображает.
(Вернее, преображал до изобретения кинематографа).

ВОЗЛЮБЛЕННАЯ С ОПЕРНОЙ СЦЕНЫ

В 1873 году великий наш драматург Александр Островский закончил пьесу "Снегурочка", но это была только присказка.
Настоящая сказка начнется. когда в 1881 году Римский-Корсаков написал одноименную оперу.

К сюжету народной сказки она имела слабое отношение: либреттист взял только имя героини и ее волшебную природу (она тоже гибнет от лучей солнца в конце). Родители ее -- Мороз и Весна собственной персоной, а весь сюжет представляет собой маловразумительное славянское фэнтези с любовной линией и богами-олицетворениями природных сил. Опера пользовалась гигантским успехом. Костюмы, созданные для нее разными авторами, поражали воображение.

Но это случилось не сразу. Премьера в петербургском Мариинском театре в 1882 году была оформлена Михаилом Клодтом, и этот выверенный академист не угадал с настроением. Эти костюмы в историю не вошли.

Костюмы Клодта


Вот этот костюм на фото (Мравина в 1900-е годы), с некоторыми изменениями, внесенными за годы.Коротенькая шубка имеется сразу, что логично, но больше такой короткой она не будет очень долго.



Потребовалась московская премьера в частной опере Мамонтова (1885), который пригласил для ее оформления великого сказочника Виктора Васнецова, чтобы родилась "дневнерусская" магия.

Виктор Васнецов. Эскизы костюма Снегурочки


Помните, я писала выше, что ранняя Снегурочка умеет варьировать свои наряды? Итак, на популярных сохранившихся эскизах костюмов Васнецова мы видим только летний вариант её гардероба, однако если как следует порыться в госкаталоге, нашелся и такой зимний.

Плюс ув. selyanka1 в своем рассказе об истории постановки выложила это фото исполнительницы этой версии спектакля.



Когда мы сравним ее с картиной маслом, которую Васнецов написал 14 лет спустя, в  в 1899 году, впечатлившись зимней погодой и вспомнив свой старый театральный заказ, мы увидим, что на картине маслом Снегурочка одета аналогично. Разве что на картине у шубы не прорезные рукава, а прорези на подоле повыше и зафиксированы декоративным треугольником, богаче оформлена застежка ворота.



С.К. Зауст в статье "Образ Снегурочки в эскизах костюмов для русского театра конца XIX века: пути эволюции" описывает этот костюм так: "  Снегурочка здесь облачена в боярскую, широкую, крытую парчой шубу (с крупным золотым орнаментом, отороченную мехом по воротнику и по подолу, с застежкой на крючках, воротником-стойкой и симметричными разрезами на подоле), такую же шапку и узорчатые рукавицы".

Картина Васнецова "Снегурочка" важна еще и потому, потому что она пользовалась популярностью, уже до революции воспроизводилась на открытках и репродукциях. В 1917 году она попала в Третьяковскую галерею, что способствовало ее распространению.

Казалось бы, на этом мое расследование можно остановить: вот он, 1885 год, московская премьера "Снегурочки", и сразу Васнецов нам предъявляет её зимний костюм, который можно хоть сейчас надеть на детский утренник, только подол слегка укоротить, чтобы мужскому контингенту было приятней, и деда Мороза пинать сподручней. Но не все так просто.

А откуда, кстати, Васнецов взял этот костюм? В опере не показано, к какому сословию принадлежит Снегурочка, но по летним нарядам (см. лапти) можно было бы сказать, что к простому. Зимой женщины этого социального класса одевались совсем иначе.

Сергей Иванов. "Семья" 1907.


Впрочем, Островский бросает про свою героиню такую реплику: "Боярышня!.. В тулупчике, в сапожках, в рукавичках".

Видимо, поэтому на картине -- богатый зимний наряд, парчовая шуба.
И шапка.

Больше всего меня интригует шапка.
Кто разбирается в истории русского костюма, бывали ли там вообще у женщин такие шапки?
Как русские художники представляли "богатую" женскую одежду, можно рассмотреть на "Боярыне Морозовой". Там нет ничего подобного.
Мне кажется, в рамках традиционного костюма это должна быть мужская шапка. Для всяких там княжичей, богатых юношей.
Вот, у того же Васнецова похожий фасон у царевича.



Скажите, сохранилась ли вообще визуальная информация о том, как одевались богатые женщины зимой в допетровской Руси? Западные художники едва мужчин успели зарисовать, и то, потому что те к ним в шубах с посольством заграницу приезжали.
Хотелось бы услышать мнение экспертов: мне вот кажется, что это картина "Снегурочка" Васнецова -- фантазия художника на тему, с использованием мысленного образа мужской "княжеской" одежды.

То, что придумал Васнецов, оказалось самым стойким, впоследствии образ развивался в соответствии с духом времени. Вот актриса в роли Снегурочки в 1917 году (опять tnx selyanka1) -- хоть сейчас на модный подиум, или просто на улицу фланировать.



В 1914 году Театр музыкальной драмы поставил "Снегурочку", заглавную партию пела Лидия Липковская. Вот ее портрет работы Г. Верейского в шапочке в этой роли, с какими-то ряснами, привешенными к вискам (в Византии такие подвески назывались роскошным словом "перпендулии"). Налицо усложнение, попытка сделать образ более богатым.



Впрочем, в самом первом варианте костюма Клодта тоже были похожие рясны-сосульки.



В интернете также очень много эскизов Рериха к "Снегурочке", но вообще для понимания эволюции нам это совершенное не нужно, потому что они поздние, 1920-х годов, и к тому же для американской постановки, то есть ни на что повлиять не могли (UPD: видимо, могли, кажется, для американцев Рерих повторил свою работу 1912 года, однако тогда он делал костюмы и декорации не для оперы, а просто для пьесы, Русский драматический театр А.К.Рейнеке). Но для общего развития уточню, что они продолжают "языческую" визуальную линию, которую он взял в "Половецких плясках", и поэтому уходит совсем в другую степь. В зимнем образе Снегурочки -- шапка, причем опять с привесками: то ли косы, то ли дреды. UPD: в комментах пишут, что это попытка изобразить финно-угорскую колдунью.



Любопытно, что опера Мамонтова не осталась верной эскизам Васнецова: в 1896 году Снегурочка (Елена Цветкова) приобрела остроконечную шапку и "боярские" фальш-рукава. Шапка колпачком не закрепится, а вот фальш-рукава будут периодически возникать, как более органичные древнерусскому силуэту. Вообще этот дизайн 1896 года мне кажется симптомом желания сделать образ более роскошным, превратить ее в своего рода царевну.



Если мы ненадолго вернемся в книжную иллюстрацию той самой простенькой сказки, то увидим, что в рисунках, сделанных в начале ХХ века (которые уже очень цветные и красивые), что шапка (нельзя установить точно, под влиянием Васнецова или нет) -- тут уже полноправно воцарилась. Хотя тут Снегурка -- однозначно крестьянка.

Нарбут (1907)


Изд. Сытина 1916 года.



Как пример летнего гардероба приведу одно из самых знаменитых советских изображений Снегурочки.

Василий Вениаминович и Татьяна Васильевна Хвостенко. "Снегурочка". 1956. Борисовский историко-краеведческий музей


ДОЛГАЯ ОХОТА ЗА КОКОШНИКОМ


Но на васнецовской шубке и шапке закончить мы отнюдь не можем, так как нам требуется еще изобрести для Снегурочки кокошник.
Удивительное дело, но он появился у нашей красотки отнюдь не сразу.
Его не было на премьере в 1882 (худ. Клодт), не было у Васнецова. Едем дальше.

Сегодня широкой известностью пользуется этот рисунок Врубеля, датируемый 1890-ми -- костюм Снегурочки для его жены, сопрано Надежды Забела, которая исполняла эту партию в частной опере Мамонтова. Однако на недавней выставке Врубеля в ГТГ этикетаж пояснял, что у Мамонтова в данной одежде Забела не выступала -- она сшила по нему наряд только в 1905 году, готовясь повторить партию в Мариинском театре. У Мамонтова она была наряжена, видимо, так (дизайнер неизвестен), костюм скучный, абсолютно не "снегурочный".

Н. Забела в костюме Снегурочки.
М.А. Врубель. Эскиз костюма Снегурочки для оперы Н.А. Римского-Корсакова «Снегурочка».


Вот тут Марьяна, рассказывая историю врубелевского наряда, цитирует письмо певицы о том, как она намучалась, воплощая придуманный мужем головной убор. Одно дело нарисовать, а сшить, и потом пользоваться этим...

Костюм сохранился, так что мы можем оценить. В итоге на головном уборе помпоны и снежинки. Не поражает воображение, в отличие от рисунка.Кроме того, на сцене Мариинки Забела успела надеть его только дважды, так что костюм увидели мало.




В третий раз "Снегурочку" поставили в Большом театре, в 1893 году.  Художником был К. фон Бооль.
На сохранившихся фотографиях исполнительницы главной роли Маргариты Эйхенвальд в зимних костюмах нет ни "княжеской" шапки Васнецова, ни внятных кокошников. (Летние костюмы -- "нормальные" русские народные).



4-й постановкой оперы (2-й в Мариинке) был спектакль 1898 года.
На эскизе костюма Е. Пономарева -- простая и элегантная шубка вполне в васнецовском духе, но шапки нет. (Параллельно я обнаружила эскиз фон Бооля к спектаклю выше -- он абс. точно совпадает с рисунком Пономарева, однако не похож на фотографии). Зауст пишет об этом наряде: "одета в белоснежную приталенную шубку с двумя разрезами на подоле. Художник украсил одежду Снегурочки придуманным частым мелким узором или   как будто усыпал ее жемчужинами. Как известно, простые шубки из светлого шелка на беличьем меху носили только богатые крестьяне, а в конце XIX в.  такая одежда связывалась со свадебными обрядами". Хотелось бы подробностей еще найти про это. К сожалению, Зауст останавливается только на первых трех спектаклях в своей статье.

Рис. Пономарева



Почему мы так долго останавливаемся на театральном костюме? Потому что именно он влияет на визуальные образы особенно сильно.

Но где же кокошник, почему Снегурке его никак не дадут? Уже двадцать лет прошло, а никак не догадаются!

Продолжение тут


Tags: рождество, сказка
Subscribe

Posts from This Journal “рождество” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 32 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

BestGabriel Sazerland

January 2 2023, 15:17:39 UTC 3 weeks ago Edited:  January 2 2023, 15:19:01 UTC

  • New comment

Заранее извиняюсь за длинный комментарий, но тема интересная! Чисто про головные уборы.

У Забела похоже на стилизацию под костромской кокошник.

И Врубель своей Царевне-лебедь, и Коровин с Зворыкиным дали Снегурочкам неправильно надетый архангельский свадебный венец (или его стилизацию), который могли себе позволить заказать только очень зажиточные крестьянские семьи. Неправильно – потому что он надевался на широкую девичью повязку под наклоном. Кому-то узор снежинки напоминает, так что выбор не удивителен.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “рождество” Tag