Софья Багдасарова (shakko.ru) wrote,
Софья Багдасарова
shakko.ru

Categories:

Песня «Над небом голубым…» с точки зрения Апокалипсиса: объяснение c картинками

Одна из самых знаменитых русских песен ХХ века имеет непосредственное отношение к священному тексту, написанному почти 2000 лет назад. И если не знать исходник, то многое в смысле песни остается непонятным.
Все секреты песни можно узнать ниже.

Например, почему Гребенщиков поет "Под небом...", а в исходнике написано "Над..."?


Миниатюра 15 века


Песня "Аквариума" -- это стихотворное произведение Анри Волохонского 1972 года под названием «Рай».
Давайте разберем его построчно (и проиллюстрируем).

Над небом голубым
Есть город золотой


Гребенщиков поет "Под небом...", в том числе, потому что это логично с точки зрения массового слушателя.
Однако Волохонский более точен по отношению к первоисточнику. В новозаветной книге "Откровение Иоанна Богослова" (он же "Апокалипсис") говорится именно о городе, который находится НАД небом, над землей.
Это новый, небесный Иерусалим, то есть Рай: "И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего" (21:2).

И этот город спускается, так сказать, пикирует, или скорей, фланирует.

Гебхард Фугель. Фреска 1933 года (эскиз)


Именно таким, спускающимся, этот Небесный Иерусалим и рисуют в иллюстрациях "Откровения"

Алонсо Кано, 1630-е


Далее по тексту песни следует описание этого райского града:

С прозрачными воротами
И с яркою стеной.


В Библии рай подробно описан дважды: в самой первой книге ("Бытие") он предстает перед нами как сад, а вот в самой последней, "Откровении", он четко описывается как город, причем с четкой геометрической структурой. В подробностях описан его облик, в особенности стены.

В той же 21-й, предпоследней главе "Откровения" ее автор Иоанн рассказывает, как с помощью посланного к нему ангела-проводника он узрел город:

"...великий город, святый Иерусалим, который нисходил с неба от Бога. (...) Светило его подобно драгоценнейшему камню, как бы камню яспису кристалловидному. Он имеет большую и высокую стену, имеет двенадцать ворот и на них двенадцать Ангелов; на воротах написаны имена двенадцати колен сынов Израилевых: востока трое ворот, с севера трое ворот, с юга трое ворот, с запада трое ворот.  Стена города имеет двенадцать оснований, и на них имена двенадцати Апостолов Агнца. (...) Город расположен четвероугольником, и длина его такая же, как и широта. (...) Стена его построена из ясписа, а город был чистое золото, подобен чистому стеклу.  Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд, пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист. А двенадцать ворот — двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города — чистое золото, как прозрачное стекло. (...) И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его..".

Из этого перечисления, которое заставило бы Дурина и Двалина зарыдать от зависти, мы узнаем, что в плане город -- квадрат, на каждой стороне которого 3 ворот, а стены выполнены из драгоценных камней.

Вот 3Д-модель, на росписи польской церкви


А вот развертка на испанской миниатюре 11 века. Отчетливо изображены ангелы в воротах.


В тексте Волохонского по объективным причинам описание упрощается: ворота, сделанные из жемчужины, превращаются в "прозрачные", а весь геммологический справочник материала крепостных стен -- просто в "яркую стену".

А в городе том — сад:
Всё травы да цветы.


Здесь в стихотворении также идет упрощение текста "Откровения", на сей раз из последней, 22-й главы книги (все обычно помнят, что "Откровение" -- это книга про ужасы Апокалипсиса, и не знают, что пара последних глав -- как раз наоборот, про сияющий рай и всякое благолепие, то есть огромнейший хэппи-энд).

Вот эти строки: "Среди улицы его, и по ту и по другую сторону реки, древо жизни, двенадцать раз приносящее плоды, дающее на каждый месяц плод свой; и листья дерева — для исцеления народов" (22:2)

Здесь идет о речь о Реке Жизни, которая исходит от престола Бога и Агнца (четко в центре города), и о Древе жизни, которая в своем роде антитеза Древа познания добра и зла, с которого Библия начинается. (Иоанн, автор "Откровения", очень любил этот прием противопоставления).

Вот иллюстрации к этому фрагменту текста

Русские старообрядцы


Средневековые англичане


Гуляют там Животные
Невиданной красы.


В этих строках поэт не опирается на конкретный библейский текст, а просто строит переходный мостик к знаменитому припеву:

Одно как рыжий огнегривый лев,
Другое — вол, исполненный очей.
Третье — золотой орёл небесный,
Чей так светел взор незабываемый…


Здесь мы перескакиваем из 22-й главы "Откровения" в самое начало -- в 4-ю главу, где появляются эти животные. Вообще их не три, а четыре: лев, вол, орел плюс ангел, который не влез в припев. Исходно в Ветхом Завете, которым Иоанн активно вдохновлялся, это было единое четырехсущное создание, но в своем тексте он их уже разделил на самостоятельные.

Обратите внимание на завораживающие строки "исполненный очей": это прямо дословно из Синодального перевода.

"...вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет". (4:6-8)

Со временем эти четыре животных станут постоянными спутниками Бога на изображениях, а также по отдельности символами Евангелистов.

Васнецов, 1880-90-е


На этой картине Фернандо Гальего (1490-е) они парят вокруг Престола Божьего.


Нарисовать их, как описано, с 6 крыльями и "исполненными очами" -- трудно, поэтому художники в итоге пришли к тому, чтобы рисовать обычных животных (и ангела), только с крыльями. Однако попадаются и дотошные авторы

Вот миниатюра 9 века: глаза рассыпаны по всем крыльям


А вот наши дни:

Худ. Родни Мэтьюс


Коллажист Генри Дэвид Джонсон


Авторов следующих изображений мне найти не удалось.



На самом деле как-то страшновато вообразить, что в любимой песне имеются в виду животные вот с таким экстерьером...



В следующих строках мы удаляемся от книги "Откровения".

А в небе голубом
Горит одна звезда.
Она твоя, о Ангел мой,
Она всегда твоя.


Хотя в припеве выше мы потеряли 4-го из небесных Животных, именно ангела, очевидно, что тут -- не он, а некий собеседник рассказчика, которого он именует ангелом, хотя вполне может иметься в виду "любимая" и проч.

Теперь о "звезде". В "Откровении" множество всяких звезд, но ничего хорошего от них ждать не приходится -- это и звезда Полынь, отравляющая реки, и звезда, отпирающая бездну дьявола, и всякое прочее веселое. Тут же, как следует далее из текста, идет речь о "хорошей", путеводной звезде.

Подобная звезда также есть в библейском корпусе текстов, но не в "Откровении". Разумеется, это евангельская Вифлеемская звезда, которая привела волхвов к яслям с новорожденным Иисусом.

На этой чудесной доске работы Сассетты 1430-х годов путеводная звезда парит низко над землей, подобно шаровой молнии или дрону, пока волхвы едут на заднем плане.


Кто любит — тот любим.
Кто светел — тот и свят.


Строки про любовь, в принципе, тривиальны, но забавно будет предположить, что советский человек Волохонский тут полимизировал с евангельским: "И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. (..) Но вы люби́те врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего; ибо Он благ и к неблагодарным и злым" (Лк. 6:32-35). Хотя это наверняка не так, и я привела тут эту цитату в качестве интеллектуальной игры.
(Из комментов: Волохонский был не очень-то советский человек; а тут скорее Сенека: Si vis amari, ama "Хочешь быть любимым — люби").

Словосочетание "свят / светел" встречается в нашей поэзии раньше: "Свят и светел ваш приют" (И. Никитин, "Елка", 1855), "На пригорке монастырь светел. И от снега — свят" (М. Цветаева, 1915). В принципе это вообще похожи на однокоренные слова, поэтому их редко сочитают.
Обратите однако внимание, что в "Откровении" все-таки есть один-единственный раз, когда "звезда" выступает как нечто позитивное, правда, в переносном смысле: Иисус Христос говорит о себе «Я есмь корень и потомок Давида, звезда светлая и утренняя» (22:16). Тут имеется в виду, что утром звезда видна плохо, и вот также Иисус во Втором пришествии придет незаметно для тех, кто его не ждет.

Иллюстрация 15 века к 22-й главе: уже упомянутые выше Река и Древо жизни, на престоле сидит Бог с агнецем (вокруг звезды), внизу Иоанн, дважды, в сопровождении ангела


Так что, быть может, в нашем поиске источника образов можно вернуться обратно к "Откровению", тем более, что в следующих строчках мы опять возвращаемся к райскому саду с чудесными животными.

Пускай ведёт звезда твоя
Доро́гой в дивный сад.
Тебя там встретят огнегривый лев (и проч.)


Однако поскольку мы упомянули Вифлеемскую звезду, давайте проследим, куда же она приведет волхвов. Да, к Иисусу, который в яслях. Но "ясли" в изначальном смысле это ведь не "детский садик", а место содержания животных, где Святому Семейству пришлось переночевать и претерпеть брони за неимением нормальной брони в гостинице. Свидетелями родов там стали, помимо людей (и ангелов), осел и вол. Эти животные возникли в сюжете Рождества, поскольку те, кто отделывал легенду о Спасителе, должны были учитывать ветхозаветные пророчества о Мессии, а одно из них гласит: «Вол знает владетеля своего и осел – ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет» (Ис. 1:3). Вол при этом стал символом верующих, а осел -- язычников. Любопытно, что корыто яслей, в которое вместо люльки положили новорожденного Христа, является аналогом Престола Небесного, на котором, как мы видели выше, он потом воссядет в Небесном Иерусалиме.

Герард ван Хонтхорст. 1622


Таким образом, самая знаменитая путеводная звезда привела волхвов к Христу и яслям (престолу) + волу; а данная путеводная звезда приведет собеседника автора в рай, где его встретит Христос на престоле (потому что в раю без этого никак), вол, +2 животных. Все закольцовывается, так устроена великая поэзия, набитая великими и древнейшими символами.

***

Ну а теперь со всем этим знанием можно и песню послушать.



Для тех, кто желает научиться ориентироваться в апокалиптических символах, прячущихся в нашей массовой культуре, я написала книгу "Апокалипсис в искусстве" (Подробно о ней здесь).***

Далее я хочу продолжить этот цикл постов с объяснениями. Что вам интересней, какая расшифровка: "Труби, Гавриил" Наутилуса или "Звезда Полынь" Колизея?

Tags: апокалипсис порционно
Subscribe

Posts from This Journal “апокалипсис порционно” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 130 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “апокалипсис порционно” Tag