Шакко (shakko.ru) wrote,
Шакко
shakko.ru

Category:

Судьба женских форм

Веками человеческое тело приковывало внимание живописцев и скульпторов. Идеал мужского тела всегда оставался примерно одним и тем же – молодой атлет. А вот предпочитаемые типы женских фигур постоянно менялись. Взглянем на их эволюцию с помощью самого лаконичного из жанров искусства – скульптуры.




Если углубиться во тьму истории, то именно женщины были темой самых древних сохранившихся скульптур – многочисленных «палеолетических венер». Эти небольшие первобытные статуэтки, которые находят по всей Евразии, изображают женщин без лиц, но с огромными грудями, животами и ягодицами. Самая известная из них – «Виллендорфская Венера» (25,5 тыс. лет до н.э.), но есть много аналогичных фигурок и подревнее, обладающих формами, еще более пугающими с точки зрения современной эстетики. Ученые пытаются объяснить, чем вызван такой избыток жира – считается, что в пещерные времена, когда выживать было сложно, именно такие женщины казались самыми плодовитыми и жизнестойкими. Та же самая теория используется, чтобы объяснить изменения «индекса массы тела» в произведениях искусства вплоть до наших дней. Давайте взглянем на семь статуй, иллюстрирующие разные века истории искусства.

«Царица ночи» (1800-1750 гг. до н. э., Месопотамия)

Загадочное произведение искусства, известное также как «Рельеф Барни» (в честь одного из своих владельцев), сегодня хранится в Британском музее, который приобрел его в 2004 году за полтора миллиона фунтов стерлингов. Впрочем, она гораздо менее загадочна, чем «палеолетические венеры», изображающие незнамо кого – то ли богиню, то ли жрицу, то ли просто портрет любимой женщины. Тут же однозначно изображена богиня со священными знаками в руках, причем крылатая, и с когтистыми лапами.



Как именно звали эту богиню из месопотамского пантеона, установить невозможно – одни ученые называют Иштар, другие властительницу подземного царства Эрешкигаль, а третьи вообще шумерскую демоницу Лилит. Однако поговорим о фигуре, несомненно изваянной с какой-то конкретной женщины. Стройное подтянутое тело и его реалистичное изображение как-то не очень соответствует представлениям о древневавилонском искусстве. Это было одной из причин, по которой в 1920-х годах, после находки рельефа, в нем заподозрили современную подделку. Однако все-таки это подлинник: Британский музей перед покупкой проверял очень тщательно. А что до фигуры богини – возможно, ей могли служить только юные нерожавшие красавицы с мускулатурой танцовщиц, и именно их внешность имел в виду скульптор. Кстати, обратите внимание, насколько не подходит к этому телу припухлое круглое лицо – небось, для него-то позировала почтенная верховная жрица.

«Венера Милосская» (около 130–100 до н. э., Древняя Греция)

Пожалуй, эта статуя в Лувре, выкопанная в 1820 году на греческом острове Милос – самое известное изображение женского тела в скульптуре. Разгадка, почему так получилось, на поверхности – отсутствие рук. Отбитые во время стычки французов и турок за добычу, они сгинули навсегда (кстати, крепились руки на металлических штырях, в античных статуях так бывало часто). Их отсутствие «кадрирует» фигуры Венеры, сосредотачивая внимание на самом главном, вернее, «самом главном» с точки зрителя-мужчины, а ведь именно они в XIX веке определяли, какую статую назвать самой знаменитой.



Безрукий торс Венеры Милосской так красив, что часто в копиях его воспроизводят без головы: действительно, ведь столь многие мужчины считают для «идеальной женщины» эта часть тела порой бывает лишней. Писатели XIX века воспевали гармоничное телосложение этой скульптуры, чистоту линий, белизну – все это соответствовало идеалам зрелой женской красоты позапрошлого столетия, когда античность «обожествляли» и пытались ей подражать. Сегодня искусствоведы доказали, что античные мраморные статуи тонировались в подражание человеческому телу, и в пору расцвета этого жанра галереи статуй напоминали скорей музей мадам Тюссо. Современный же зритель на глазок прикидывает соотношение «грудь-талия» у Венеры Милосской и записывает ее в весьма корпулентные дамы. Впрочем, древние греки предпочитали именно таких женщин – здоровых и способных родить много сыновей. Для идеальной же любви они приберегали совершенно другую половину человечества…

«Геба», скульптор Антонио Канова (1796)

Идея о том, что можно восхищаться не расцветшей фигурой взрослой женщины с мощными бедрами, а тонкими девичьими фигурками, осенила художников не очень быстро. Если точнее, случилось это уже в Новое время, когда общество стало достаточно богатым и здоровым, и выживание нации больше не зависело от количества женщин, способных к деторождению. Да-да, история искусства прямо зависит от экономики и здравоохранения, не удивляйтесь. Одной из прославленных статуй, увековечивших «юную деву», стала скульптура венецианского мастера эпохи классицизма Антонио Кановы.



Он изваял греческую богиню Гебу, дочь Зевса и Геры, которая работала на Олимпе виночерпием (сохранилось несколько повторений, самые известные – в Берлине и в Эрмитаже). Канова, на первый взгляд, послушно следовал известным ему образцам античной скульптуры, однако истолковывал их на современный лад, воплощая тот самый ампирный идеал красоты, который на нашей почве воплотился в образах Наташи Ростовой и Татьяны Лариной. В отличие от Венеры Милосской и других античных женских статуй, у этой Гебы нет ни намека на мускулатуру, грудь еще не сформировавшаяся, «девичья». Не акцентирует скульптор внимания и на бедрах девушки – для него главное порыв ее движения, устремление вперед, молодость, проявляющаяся в ее жестах. Забавная мелочь – тогда Канову критиковали за употребление бронзовых деталей, мол, греки так не делали, употребляли один мрамор. Теперь же доказано, что именно так они и делали…

«Пробуждение», скульптор Огюст Роден (ок. 1890)

Известная во многих копиях фигурка, называемая «Пробуждение» или «Туалет Венеры» – хороший пример того, как гениальный француз Роден перевернул историю мировой скульптуры. Если ранее этот вид искусств, по заветам древних греков, воплощал гармонию, спокойствие и идеальную красоту, то благодаря Родену он превратился в средство для выражения реальной жизни, энергии, порыва и порой даже безобразия. Одно из качеств, которые научился показывать Роден – это напряжение: «Мыслитель» у него думает каждым мускулом тела, герои «Поцелуя» обнимаются так, что видно, насколько это занятие их увлекает.



Вот и героиня «Пробуждения» – то ли богиня Венера, то ли безымянная красавица, потягивается так, чтобы показать энергию своего тела во всей красе. Хотя, как и в случае с «Гебой» Кановы, тут тонкая фигурка, однако ощущения чистоты и нетронутости при взгляде на нее не возникает – Роден изображает хорошо развитую женскую фигуру, причем делает это с некоторым бесстыдством, наполняя ее настоящим сексапилом (это тоже было одно из его изобретений в скульптуре).  Обратите внимание, что скульпторы XIX века, даже изображая женщин обнаженными, помнили, что те носят корсет, и это заметно. В последующий период «невидимый корсет» у статуй исчезнет. Зато, поскольку среди женщин распространится спорт,  их фигуры в искусстве стали мускулистей.

Любопытно, что эта статуя, как и «Мыслитель» и многие другие скульптуры Родена, сначала предназначалась для гигантских «Райских врат», и тогда изображала фавнессу, причем более тощую и не такую привлекательную. Но в итоге Роден, сохранив это потягивающееся движение (которое так хорошо позволяет показать приподнятую грудь) сделал свою героиню не фавном, а все-таки человеком.

«Текстильщица», скульптор Сергей Коненков (1923)

В залах Третьяковской галереи на Крымском валу стоит 3-хметровая женская фигура, вырезанная из цельного ствола дерева. Она была заказана Коненкову советским правительством, и некоторое время украшала павильон Текстильной промышленности на 1-й Всероссийской сельскохозяйственной и кустарной выставке (совр. Парк Горького в Москве).



Знатоки искусств сразу отмечают, как Коненков следовал тут античным традициям в том, как изображены складки, облепляющие тело – правда, в греческой скульптуре это были ткани одеяний, а здесь это длинное полотно, которое Текстильщица изготовила, а теперь в победном жесте поднимает над своей головой, вместе с ткацким челноком. Но гораздо интересней вглядываться в то, что эту советскую статую от античных образцов отличает: ни у «Венеры Милосской», ни у других гречанок не найти такого резкого противопоставления узкой талии и мощных бедер, нет таких острых торчащих грудей. Такая агрессия появилась в скульптуре благодаря достижениям Родена и его школы, которую Коненков, конечно, знал. Но, в отличие от французов, здесь нет и сексапила, потому что советскому государству оно не нужно. Искусство соцреализма предпочитает женщин здоровых и сильных, хороших работниц, спортсменок и матерей. Подобные типажи будут появляться в искусстве СССР, включая кинематограф очень долго, однако работа Коненкова – особенная. Из-за того, что он использует дерево, она напоминает какого-то языческого идола, напоминая о первобытном и, да-да, о тех самых палеолитических венерах.

«Сирена», скульптор Марк Куинн (2008)

Найти реалистичную скульптуру в искусстве XXI века – тяжело (да и во второй половине ХХ века с этим уже сложности). Неожиданно на помощь приходит «контемпорари-арт». В 2000-х годах известный современный художник Марк Куинн выполнил серию совершенно реалистичных скульптурных изображений прославленной манекенщицы Кейт Мосс.



Впрочем, можно ли их назвать «реалистичными»? Они изображают супермодель в нескольких позах йоги, совершенно на первый взгляд, неправдоподобных, однако автор клянется, что это сделано с живой натурщицы. Кейт Мосс тут демонстрирует именно тот тип телосложения, который сегодня считается идеальным, так что нам эта скульптура отлично подходит. Сам Марк Куинн, кстати, говорит, что «его произведение исследует Кейт Мосс как абстракцию, идеализированную фигуру, культурную галлюцинацию. Для меня она является продолжением длинной чреды архетипичных женских образов, начинающихся с Виллендорфской Венеры». В 2005 году он выполнил белоснежную фигуру и назвал ее «Сфинкс», а в несколько лет спустя, по заказу Британского музея – уже из 18-тикаратного золота, и она, конечно, более впечатляющая, благодаря своему загадочному блеску.

При этом арт-критики обращают внимание на поразительно невозмутимое лицо скульптуры – не зря название одного из вариантов статуи звучит как «Сфинкс». Впрочем, если вдуматься, подобное невозмутимое лицо с идеальными чертами лица – встречается практически на всех статуях, прославляющих женское тело – и у «Венеры Милосской», и у «Текстильщицы». Ведь для созерцающих красоту грудей и бедер совершенно не важно, есть ли у моделей характер, личность….

(с) Софья Багдасарова, 2020, для Royal Flight

Tags: mywaymag, скульптура, телесный низ
Subscribe

Posts from This Journal “скульптура” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 121 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →