Софья Багдасарова (shakko.ru) wrote,
Софья Багдасарова
shakko.ru

Category:

Бальзак. "Евгения Гранде" (моя рецензия)

Только что попался термин trauma porn -- так называют произведения (тексты, фильмы), которые привлекают своих потребителей сильными эмоциями, аффектами, американскими горками чувств, когда герои постоянно попадают в сложные ситуации, с драмами, и это настолько откровенный поп-корн, что даже уже неприлично.

Именно этот вид "порнографии", граждане, и доставляет мне интеллектуальное удовольствие в моей эпопее по перечитыванию всего Бальзака, которая началась 10 месяцев назад. Поняла я внезапно, узнав термин. И дело тут не в тех историях, которые сплетает писатель в своих книгах. Поверх этого всего есть отдельная мета-история: взлеты и падения самого писателя. Чтобы оценить это по-настоящему, в начале квеста я прочла пару биографий Бальзака и прониклась его сложной писательской карьерой. Мета-история, которой я наслаждаюсь, переходя от одной книги к другой -- о том, как здесь Бальзак был на высоте и создал шедевр, а здесь -- он в глубокой яме из-за здоровья или преследующих его кредиторов, а тут он пытается подлизаться к богатой любовнице, а тут он окрылен страстью к вельможной красотке, а тут вынужден лепить халтуру из-за издателей, марширующих под его окнами, словно ку-клус-клановцы. Будучи сама писательницей, хотя и не такого уровня, и пройдя несколько раз стадии утверждения, верстки, продаж и проч., я ощущаю эту кухню и изнутри. Особенно чувствую, конечно, моменты, когда автору обязательно надо было выжать из себя хоть что-нибудь, но ничего приличного в упор не выжималось.


Этот подход доставил мне особое наслаждение, когда я приступила к чтению следующего романа в цикле -- "Евгения Гранде". Предыдущий ("Урсула Мируэ") был ужасен, эдакая "Рабыня Изаура" с привидениями, никогда в моих глазах Бальзак не опускался на такое дно. Сам же он считал, что написал великолепный роман для юных девиц с идеальной юной девицей в главной роли и недоумевал, расстраивался, что публика его не оценила. Текущая же книга "Евгения Гранде", также рассказывающая о добродетельной девице, оказалась ровно противоположной. Она великолепна.

И так считаю не только я: ее постоянно экранизируют и она регулярно входит в списки типа "100 великих французских романов" (из других книг Бальзака в эти списки обычно входят "Горио", "Утрач. илл.", "Блеск и нищета куртизанок", "Шагреневая кожа", "Шабер", "Лилия долины"). Противоположна она и в ином: публика сразу приняла ее с диким восторгом, в то время как Бальзак считал ее просто поделкой и периодически издавал нытье формата "да что они так носятся с этой Гранде, вот Урсула-то!". И этот контраст, когда гений сам не понял, что натворил, находится во власти своих идей, высосанных из пальца (в случае "Урсулы" -- идеалов о добродетельной девице), и бухтит, этот контраст -- дико увлекателен. Реально травма-порн. И наглядная иллюстрация давней идеи, что руками создателей гениального контента водит Муза, а они служат проводниками неосознанно.

Чем же восхитительна "Евгения Гранде"? Сюжет в пересказе, в общем выглядит скучно. Но он так закручен эмоционально, что я читала книгу до трех ночи, не могла оторваться, так переживала. В наличии девица Евгения, но книгу делает не она, а ее папаня. Сама Евгения, несмотря на свои добродетели (видимо, они придавались девицам в книгах в те годы по дефолту), в романе персонаж страдательный. Именно ее папа двигает все сюжеты и создает драму. Он скупец, причем скупец злой, опасный, коварный, такой бандюган из девяностых на пенсии. Как если б Бальзак попытался представить, каким бы был Гобсек в относительной молодости (который был капером и работорговцем до возвращения в Париж). И если б у Гобсека была семья.

У папаши Гранде есть жена и дочь 23 лет. И Бальзак подробно описывает, как глава семейства делает их жизнь невыносимой. Максим Горький, кстати, оч. любил этот роман, и говорил, что папаша -- вылитый его родной дед, тоже жуткий монстр. И Достоевский тоже любил этот роман, так, что даже перевел на русский (это был первый перевод книги). Поведение папаши Гранде, его психологические манипуляции, его экономические обманы окружающих -- завораживают. Это злодей из пантеона лучших злодеев, от него не оторваться.

Сюжет там как бы любовный: Евгения влюбляется в своего кузена (в советской экранизации их играли юные А. Шенгелия и М. Козаков), но в общем-то перепетии этой любви лишь служат к тому, чтобы история шевелилась. Самое занимательное в книге -- не она, а эти невероятно проницательно прописанные характеры, взаимоотношения между ними, человеческие трагедии, которые остаются потайными и разоблачаются лишь крохотными бытовыми мелочами, великолепные описания повседневной жизни в провинции и столице, ядовитые сравнения и характеристики многочисленных второстепенных персонажей.

Бальзак, разумеется, ничего не знал ни об абьюзе, ни о ПТСР, ни о всех этих новомодных терминах, с помощью которых женщины 20-21 века пытаются сформулировать, что с ними творят. Однако, обладая просто невероятнейшим, сверхчеловеческим чутьем, он описывает жизнь этих двух несчастных женщин в таких подробностях и с такой нюансировкой их реакций, что становится жутко. Что сама становишься этими двумя жертвами. И финал истории отнюдь не высосан из пальца, а весьма реалистичен, хоть и печален: Евгения в итоге не способна отказаться от правил, навязанных ею отцом, хотя тот уже умер. Она остается сломанной (это потому что терапии у них тогда не было).

Очень увлекательная книга, крутая.

Tags: бальзак
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 27 comments