Софья Багдасарова (shakko.ru) wrote,
Софья Багдасарова
shakko.ru

Categories:

Призрак мертвого вольтерьянца объясняет девственнице-блондинке, где деньги лежат

Мой пересказ романа Бальзака "Урсула Мируэ".

Хренотень. В смысле -- приветствую, в эфире второй за все время рекап романа Бальзака, ибо лишь второй раз за все это время в цикле мне попалось нечто, что я никому рекомендовать не могу, поэтому с чистой совестью спойлерю.

"Урсула Мируэ"  в классическое советское время не переводилась, даже для полного собрания сочинений, и я начинаю подозревать почему. Только в 1980-е (?) Вера Мильчина осилила глыбу.

Сюжет: пожилой богатый вольтерьянец, врач, счастливо переживает Французскую Революцию, заработав много денег. Уходит на пенсию в возрасте 70+ и возвращается в родную провинцию. С собой он привозит младенца -- дочь внебрачного сына своего тестя (отца покойной жены). Девочку зовут также, как покойную жену -- Урсула Мируэ.

Далее старик в течение 16 лет ее растит и воспитывает. Описание воспитательного процесса очень смешное, очевидно, что автор -- бездетный идеалист. Итак, у 70-летнего доктора три пожилых друга: старый священник, старый юрист и старый военный. Соседи. Все четыре старикашки каждый день, вплоть до 16 лет, пестуют юную Урсулу -- один преподает ей геометрию, другой закон божий, третий еще что-то, и все скопом развивают ее ум, мораль и всякое такое. К 16 годам девица вырастает настоящим воплощением совершенства -- скромная, умная, верующая. И, разумеется, невероятная красавица с гибкой талией.



У доктора все это время 1 прислуга -- бывшая кормилица девушки, теперь кухарка/служанка/экономка. Она (прямым текстом написано) никак на сложение личности девицы не влияла и никак ее не испортила.

Враги: провинциальные соседи, три семейства, которые родственники богатого доктора через его покойных сиблингов. По французскому закону того времени доктор не может лишить их наследства. Также он не может оставить Урсуле больше денег, чем им, так как ее отец был незаконорожденным, а закон специально защищает законных родственников от незаконных (чтобы всякие селадоны своим побочным семьям не назавещали много в обход законной семьи). Эта юридическая коллизия является пружиной сюжета. Ах да, все это описано невероятно занудно, с постоянными лирическими отступлениями и скучными описаниями, словесные завитушки и ловушки, грустно, пасмурно, засижено мухами, такая гоголевщина, но юмора недостаточно, чтобы сделать эту сатиру смешной, для сегодняшнего читателя, по крайней мере.

Старик-доктор -- атеист, как положено вольтерьянцу и энциклопедисту. Но юная Урсула приводит его к Богу! То, как это описано у Бальзака -- еще одна хренотень. Когда-то давно в Париже у него был приятель-месмерист, но доктор в это все не верил, и спиритизм этот высмеивал. Но тут внезапно спустя 30 лет друг позвал его в гости, доктор по свистку метнулся к нему в Париж и друг устроил ему сеанс. Немолодая обкуренная пифия, сидя на банкетке, рассказала доктору, какие именно цветочки  прекрасная Урсула сажает сейчас на грядки в провинции, а также что девица поставила красную точку напротив одного имени в святцах. Имя принадлежит юному соседу напротив, в которого Урсула влюбилась. Вернувшись домой, доктор убеждается, что Урсула высеивала семена именно в том порядке, в каком сказала пифия, и что красная точка стоит. Девица признается опекуну, что действительно влюбилась в соседа.

Это все, соответственно, доказывает вольтерьянцу, что Бог существует, и он начинает ходить в церковь. Логично? Бальзак считает, что да.

Тем временем провинциальные племянники начинают строить юридические и всякие прочие козни. Они боятся, что доктор либо пожертвует состояние Церкви, либо фиктивно женится на воспитаннице, чтобы обойти тот закон.

Наконец (я осилила уже половину книги!) попадается сцена, которая не заставляет меня ни зевать, ни ржать. Речь идет о том самом соседе напротив, объекте страсти Урсулы. Его зовут Савиньен де Портандюэр. С его родичами Портандюэрами и Кергаруэтами мы встречались в предыдущих книгах цикла, они флотские, знатные и богатые. Этот -- просто знатный; денег у него нет простительным причинам (со всеми случается), а во флоте он карьеру не сделал, потому что мамочка не отпустила его от себя. Наконец в 23 года он вырвался в Париж и там за полтора года, вращаясь в свете, наделал долгов на 100 тыс. франков, огромные деньги. Итак, хорошая сцена: его друзья денди (сквозные персонажи цикла Растиньяк, Люсьен де Рюбампре, Максим де Трай, Эмиль Блонде) навещают его в казематах долговой ямы. И говорят, если кратко: ну что же ты, милок, не признался, что у тебя так плохо с деньгами? Мы бы тебе организовали тот же бизнес, который сами практикуем -- богатую женщину с недостатком любви. Ты ведь у нас парень видный...

Бальзак, разумеется, излагает (пером Мильчиной) все это намного элегантней:


  • "Судите сами, — продолжал де Марсе, оглядев Савиньена, как барышник, приценивающийся к лошади, — у вас красивые голубые глаза, чистый белый лоб, густые черные волосы, усики, очень идущие к вашему бледному лицу, и стройный стан; ноги ваши обличают хорошее происхождение, грудь и плечи не страдают излишней хрупкостью, но и не делают вас похожим на приказчика. Вы, что называется, элегантный брюнет. У вас лицо в духе Людовика XIII — бледность, изящный носик, а главное, в вас есть нечто, пленяющее женщин и непостижимое для мужчин, нечто коренящееся в повадке, поступи, звуке голоса, выражении глаз, жестах, в тысяче мельчайших особенностей, значение которых внятно только женщинам. Вы сами себя не знаете, дорогой мой. Если бы вы держались более уверенно, вы могли бы в полгода завоевать англичанку со стотысячным приданым, особенно если бы носили титул виконта де Портандюэра, который принадлежит вам по праву. Моя милейшая мачеха леди Дэдлей, не имеющая себе равных в искусстве сводничества, отыскала бы вам подходящую невесту в одном из британских поместий. Но для этого нужно было выказать себя знатоком высшей банковской политики и ловким маневром отсрочить платеж долгов месяца на три. Почему вы ничего мне не сказали?..."


Савиньен пишет из тюрьмы письмо мамочке на 22 страницах, мама в панике и думает, что бы такого продать или заложить. Урсула тоже рыдает: доктор объяснил ей, что ей, дочери полкового оркестранта, никогда не стать женой одного из самих Портандюэров, ни за какие деньги. То есть из Парижа, пусть и долговой тюрьмы, мы снова переносимся в провинцию, и я опять запасаюсь терпением.

ЧАСТЬ 2-я

Напомню действующих лиц: богатый старик-доктор, Урсула -- его юная воспитанница ангельской красоты и характера, его наследники/племянники (злобные алчные провинциалы), сосед -- прекрасный аристократ Савиньен с изящными запястьями и подъемом стопы. И черными усиками, не забываем о черных усиках.

Аристократ Савиньен сидит в долговой тюрьме в Париже, его суровая мама ищет деньги в провинции. Выход один: заложить ферму. Но местный кюре и мировой судья, друзья доктора, которые вместе с ними воспитали Урсулу идеальной, решили сломать ее родовую спесь и все-таки убедить поженить сына и Урсулу. Они объясняют, что выход есть, и последнее продавать не надо: можно попросить доктора, и он одолжит 100 тыс. франков. А, может, мадам, вы подумаете, и возьмете его воспитанницу в невестки, за ней приданое дают в миллион примерно, хоть она и безродна. Госпожа виконтесса глубоко оскорбляется. Но доктор, которому этот гамбит тоже интересен (Урсула его уговорила), столь благородно себя ведет, так всем своим видом, манерами и поведением демонстрирует свое понимание собственного низшего, плебейского положения по сравнению с Портандюэрами, что виконтесса, так уж и быть, снисходит к нему и позволяет ему одолжить себе денег.

Тут я начала бояться, что мама потом сделает вид, что вообще никакого долга не было, а это так, подарок, который она разрешила себе принести. С нее бы сталось. Но нет. Все будет еще бредовей.

Урсула едет с опекуном в Париж, рыдает у стен долговой тюрьмы, юношу (23 года) выкупают. И доктор везет его домой к мамочке. Едут в карете втроем. Хитрый доктор сразу же информирует, что за Урсулой дает огромное приданое. А Савиньена его друзья-хлыщи уже предупредили, что его единственный путь после всего, что он натворил -- жениться на богатой невесте, пусть и безродной. Совершенно естественно, что Савиньен, рассмотрев в дороге Урсулу (16 лет) влюбляется в нее без памяти, при таких предпосылках.

Привожу вам цитату с описанием картины, пленившей молодого человека, оцените звенящую пошлость (зачернуто) сладость этого зрелища:


  • "Урсула же долго предавалась мечтаниям, но к полуночи сон сморил и ее. Она сняла свою скромную соломенную шляпку. Головка ее в вышитом чепчике покоилась на плече крестного. На рассвете Савиньен проснулся первым и взглянул на спутницу: от дорожной тряски чепчик ее помялся и съехал набок, косы расплелись и волосы рассыпались по плечам, лицо раскраснелось от духоты; для женщины в возрасте такой беспорядок оказался бы роковым, но юности и красоте он был не страшен. Сон невинности всегда прекрасен. Сквозь приоткрытые губы виднелись ровные белые зубки, сбившаяся шаль открывала — впрочем, ничуть не оскорбляя приличий — дивную грудь, обтянутую платьем из цветного муслина. Пленительнее же всего была чистота целомудренной души, сиявшая на лице девушки тем более ярко, что к ней не примешивалось никакое другое чувство.  (...) за этот час Урсула покорила юношу. Он оценил чистоту ее души, красоту тела, белоснежную кожу, тонкие черты лица, пленительный голос, произнесший такую короткую и такую выразительную фразу, которая выдала бедную девочку с головой. К тому же некое предчувствие подсказало Савиньену, что Урсула — та самая невеста, чей портрет доктор нарисовал ему в золотой раме из волшебных слов: семьсот или восемьсот тысяч франков!"


Дома суровая маман-таки подписывает долговую расписку доктору на 100 тыс. франков, а когда Савиньен говорит ей, что мол, есть другой путь, равняет своего недоросля с плинтусом. Савиньен хочет жениться, пытается приходить в гости, но доктор говорит ему, что без разрешения мамы он Урсулу компрометирует. Тут Савиньен совершает разумный поступок (я предостерегаю вас: это единственный разумный поступок в этой книге, не только его, но вообще, всех персонажей совокупно!). Молодой человек обращается к своему родственнику-адмиралу (тот самый "старый мушкетер" из "Кошелька" и "Загородного бала"), и тот запихивает его во флот. Савиньен хочет быть офицером, но адмирал совершенно разумно ему объясняет, что это будет уже совсем кумовство, и сначала старшиной, потом экзамен на гардемарина, а потом посмотрим. Как мы знаем из "Хорнблауэра", этот 23-летний человек без опыта действительно должен был всех бесить на палубе, начинавших с детства.

Савиньен уезжает, чтобы стать капитаном, или хотя бы лейтенантом, и доктор соглашается после этого на свадьбу. Пока влюбленные в разлуке, снова возникает эзотерическая линия, намеченная в первой части. Бальзак сам очень верил в мессмеризм и даже хвастался тем, что у него есть способности медиума. Слава богу, в книги он втыкал это редко, но вот тут нам придется пострадать. Урсула регулярно видит вещие сны накануне получения писем от Савиньена. Доктор же волнуется за нее: "Будет ли она жить? (...) Справится ли этот нежный и хрупкий цветок с сердечными тревогами?"

То, как Бальзак пытается сделать персонаж Урсулы невероятным совершенством, так смешно, что она даже не раздражает, в отличие от обычных Мэри Сью. Бальзак, между прочим, очень любил эту книгу, считал, что она у него просто отлично получилась, надеялся, что она выиграет ежегодную премию Монтьона за книгу, оказавшая величайшую услугу человечеству (не выиграла). Он пытался сделать Урсулу эдаким воплощением того, что сейчас называют "викторианской добродетелью": то есть такая квелая блеклая девица, трепетная, целомудренная, хрупкая, как цветок, высшее существо. (Фанни в "Мэнсфилд-Парке", говорят, пародия на такую барышню). Кстати, делая Урсулу воплощением всех достоинств (она еще и гениально музицирует, реально гениально), Бальзак вообще никак не обосновывает, почему хлыщ Савиньен, прокутивший за год 100 тыс. маменькин сынок без копейки за душой, в общем-то, достойный ее жених. Его единственная добродетель, которая искупает все недостатки, очевидно, древняя родословная. Как мы помним, для парвеню Бальзака это было воплощением всех достоинств и +100 к сексапилу.

Итак, Савиньен служит, Урсула тужит. Маман тоже тужит, т.к. чует, к чему дело идет. Так прошло два года, и он получает чин лейтенанта. Внимание: далее в этой книге все начинают вести себя как дебилы (кроме Урсулы, у нее мыследеятельность устрицы изначально, оно к амплуа нежного цветка прилагается). Савиньен, вместо того, чтобы остаться во флоте, где у него родственник адмирал и множество офицеров (покойный папа тоже был, причем знаменитым), выходит в отставку и возвращается домой, к мамочке в ее тесный домик. У него по-прежнему ни копейки, и они должны доктору 100 тыс. Понятно, что 1832 год -- это не времена капитана Блада, и состояния делаются не так быстро, но все-таки это единственный путь ему это сделать. Но нет. Савиньен снова у мамы под бочком. Мама довольная.

А, поняла, он просто импотент. Столько лет влюблен в девицу, но не предпринимает ни малейших шагов. Крышу ему вообще не сносит. "Вскоре однообразие патриархальной жизни и уверенность в будущем придали отношениям Урсулы и Савиньена видимость братской любви. Доктор часто оставлял их одних. Он был уверен в очаровательном юноше, который, входя, целовал Урсуле руку, но никогда не стал бы делать этого наедине с ней, с таким почтением оберегал он невинность и душевную чистоту девушки". Но на самом деле объяснение иное: Бальзак очевидно решил написать книгу, которые матери будут разрешать читать девицам, решил прославиться как эдакий Руссо, описанием идеальной возвышенной любви. Видимо, не получилось: роман не из суперизвестных. (Не могу найти прижизненных тиражей Бальзака, а вообще интересно было бы посмотреть цифры).

Урсула наконец начинает меня бесить. Я долго терпела. Её чувствительность была такой обостренной, что "грубое слово, равнодушный взгляд или резкий переход от нежности к суровости могли оказаться для нее смертельными". А обливания ледяной водой они не пробовали? Нельзя так ведь запускать свою нервную систему, граждане! А еще в доме доктора растешь!

Так, в "братской любви", проходит два года: они ждут, что мама либо согласится, либо сдохнет. Нормальный мужик давно бы увез девицу в порт, обвенчался с нею без согласия мамы, получил бы приданое от доктора (доктор норм.), и делал бы карьеру. Но этот сидит в провинции без работы и, думаю, вышивает крестиком.

Так, пойду воды попью.

Итак, прошло 4 года со времени знакомства голубков: девице уже 20 лет, возлюбленному под тридцать (и, думаю, он начал лысеть). Доктору 88 и он собрался умирать. На протяжении всех предыдущих лет оба друга (кюре и мировой судья) твердили ему, что по закону его состояние должно отойти племянникам-провинциалам, а Урсула не получит ничего, даже если он завещание на нее прямым текстом напишет (т.к. ее отец незаконнорожденный), так что, дружок, обезопась ты ее наконец хоть как-то! Доктор лежит на смертном одре, помирает, наследники как коршуны под дверью сидят, Урсула отирает пот со лба умирающего. Доктор ей говорит: "Иди в сад, там китайская беседка, в беседке табуретка с двойным дном, внутри яйцо, в яйце игла, и иглой заколото письмо, которое я адресовал тебе! Иди прямо сейчас, забери его, это очень важно, я не могу спокойно умереть, пока это письмо у тебя в руках не увижу!". Что делает женщина-устрица? Говорит себе: "А, чепуха какая-то, мне лень в сад идти, потом проверю. Сейчас важней рядом с умирающим посидеть". Наследник №1, сидевший под дверью, это все подслушал, метнулся в сад, решил квест, забрал письмо. Доктор, у которого не хватило мозгов положить письмо банально под подушку, или хотя бы отдать другу-кюре, умирает.

Наследник №1: по фамилии Миноре, держатель почтового двора (т.е. почтмейстер), мужик суровый, главный по кучерам, гигантского роста, но немного туповатый. Женат на стерве. Имеет сына, которому дал отличное образование. Он находит в тайнике письмо. Там написано: "Урсула, дорогая, а вот тебе еще квест -- иди в библиотеку, там в такой-то книжке лежат бумажки". Там же лежит завещание, в котором доктор аккуратно делит все положенное между племянниками, оставляет что-то Урсуле, а также ренту своей экономке, героической женщине, без которой на самом деле все бы давно сдохли (но Бальзак этого не понимает). Наследник идет в библиотеку, там в указанной книге спрятаны 3 облигации госзайма, общей суммой на миллион. Они завещаны женишку-Савиньену, так доктор пытался обойти закон о наследовании, поражавший в правах Урсулу. Еще один поступок дебила -- кто гарантировал доктору, что Савиньен поступил с Урсулой благородно, получив деньги налом?

Наследник забирает облигации, а письмо и завещание сжигает. Урсула вспоминает, что ее посылали в сад, спустя сильно позже, находит пустой тайник, пожимает плечами, и говорит себе "а, наверно чепуха какая-то" и забывает об этом. Тем временем друзья покойного доктора (кюре и мировой судья) перетряхивают весь дом, чуть ли не вскрывая половицы, разыскивая завещание, активно обсуждают это и приходят к выводу, что его спер один из племянников. Племянники тоже ищут завещание и деньги (потому что имеющихся недостаточно, логично -- минус миллион), перебирают все книги в библиотеке по листочку и вызывают из Парижа эксперта по тайникам в мебели. Но ничего в голове у Урсулы не шевелится, никаких ассоциаций.

Наследники делят все, что можно (Наследник №1 не признается родичам, что украл лям, даже жене). Урсулу выставляют из дома, где она прожила 20 лет. Дебил-доктор не догадался переоформить его на неё еще при своей жизни. У нее есть немного денег, и она покупает крохотный коттедж на пару комнат, где поселяется вместе с экономкой, которая опять вынуждена работать. Экономка очень расстроена: доктор в завещании обещал ей деньги, она хотела выйти на пенсию (экономку жалко). Савиньен продолжает вышивать крестиком, его мама тоже. И тут, совершенно ВНЕЗАПНО для мамы и подкаблучника, наследники покойного доктора говорят "а, вот у нас ваш вексель на 100 тыс. лежит. А ну быстро гоните бабки!". Вместе с этими деньгами наследство составляет 600 тыс., которые делят трое наследников. Урсула тем временем живет в бедном домике (далее на 3 страницах похвала ее благородной бедности, целомудрию, чистоплотности, меня тошнит уже). Савиньен шлет ей воздушные поцелуи, т.к. она отказывается его принимать у себя, чтобы не запятнать свою репутацию. Маман тем временем уже два раза пригласила Урсулу к чаю, что та расценивает как гигантский шаг к успеху, такими темпами лет 20 и они наконец получат разрешение пожениться.

Тем временем Наследник №1, сам по себе успешный бизнесмен, начинает испытывать к ограбленной им Урсуле злобную ненависть (мотивировка Бальзака на 3 страницах, чем эта ненависть вызвана; он видно забыл, что ассигнации были на имя женишка). Наследник просит гниду-адвокатишку испортить Урсуле жизнь.

Дальше в книге начинается движуха прямо-таки бульварного уровня.

Итак, гнида-адвокат начинает действовать (Наследник №1 обещал ему гонорар за гадости). Он шлет мерзкие анонимные письма суровой маман, а также самой Урсуле, где пишет, что он -- ее тайный поклонник, и женится на ней, несмотря ни на что. Гнида-адвокат еще очень мерзко выглядит внешне (это описано очень подробно, то есть Бальзак занимается позорным лукизмом, фу). От мерзкого письма Урсула впадает в состояние кататонии, не ест не пьет несколько дней, ах, она ведь так прелестна и хрупка, это восхитительно, не правда ли? Аноним подкидывает маман кандидатуру богатой невесты (аристократки), маман начинает нажимать на сыночку-корзиночку, Урсула тоже пишет ему письмо "если так надо, женись!", но сыночка посылает вздорных баб и настаивает на том, что все-таки хочет жениться на Урсуле (еще бы! с ней ведь, как показал опыт предыдущих лет, не нужно будет сексом заниматься, а для него, импотента, это важно! Новая невеста-то, небось, нормальная женщина, не отвертишься).

Тем временем гнида-адвокат не ослабляет нажим интриг! Он несколько раз нанимает полковых оркестрантов и устраивает под ее окнами концерты-серенады, пускает по всему городу слух, что у Урсулы завелся новый поклонник, и она к нему благосклонна. Более того, из ее окна свисает ночью веревочная лестница, и кто-то даже, мол, видел, соседского красавца-маркиза, который туда залезал. От эдакого позора Урсула начинает прямым текстом умирать (на нескольких страницах), ведь для героинь-девственниц нервные встряски опасней неограниченной донорской сдачи крови.

Маман, узнав, что Урсула помирает, подобрела и еще раз пригласила ее на чай, ты все равно мол подыхаешь, так что можно и по головке погладить. Гнида-адвокат подделывает почерк кюре, чтобы еще напугать Урсулу и сподвигнуть ее сбежать из города. От этих событий кюре тоже ложится поболеть, но ему простительно: он старичок, инсульт там всякий, инфаркт, реалистично. Еще есть в городе прокурор, который выступает как законный опекун Урсулы (она несовершеннолетняя) и курирует ее небольшие денежки. Друзья покойного доктора информируют его о ситуации с этим сталкерством, и прокурор берет дело на карандаш.

Гнида-адвокат, кстати, не просто так усердствует, он реально хочет довести Урсулу до того, чтобы она на нервной почве вышла за него замуж, она ведь главная героиня, само совершенство, и в нее все-все влюбляются! Сын Наследника №1, помощник прокурора, кстати тоже когда-то немножечко влюбился.

Тем временем продолжается чреда дебильных поступков, на сей раз лажает Наследник №1, а я ведь в него почти поверила после двух таких удачных аркадных квестов. Он говорит гниде-адвокату "я передумал, бросай травить Урсулу, а гонорар за уже проделанную работу я тебе не дам". Мотивационная часть у Бальзака совсем тут мутная, если кратко: мол, Наследник №1 купил у разорившегося одного маркиза замок и поэтому Урсула перестала его раздражать.

Тут цитата, достойная того, чтобы привести её целиком (она вполне передает дух этого дебильного романа):


  • "С того дня, как подлая клевета запятнала ее репутацию, Урсула находилась во власти одной из тех необъяснимых болезней, чей корень таится в душе, и угасала на глазах. Мертвенно бледная, она смотрела кротко и незлобиво, говорила тихо, медленно и очень мало. Одна неотвязная мысль лишала ее покоя: она была убеждена, что утратила право на венец целомудрия, которым народы испокон веков украшали головы дев. Даже в тишине пустого дома ей все время слышались бранные речи, издевательства, насмешки всего города. То была непосильная ноша: невинная душа девушки была слишком ранима, чтобы перенести такое надругательство. Урсула больше не жаловалась, губы ее кривила страдальческая улыбка, а глаза часто обращались к небу, словно она искала у Верховного владыки ангелов защиты от несправедливости. Когда Гупиль добрался до Немура, Урсула с помощью тетушки Буживаль и немурского врача спустилась из своей спальни в гостиную. Здесь ожидалось событие необычайное. Узнав, что девушка, более невинная, чем Кларисса Гарлоу, умирает, пав жертвой клеветы, госпожа де Портандюэр решилась повидать ее и утешить. Отчаяние сына, который всю ночь грозил, что покончит с собой, сломило упорство старой бретонки. К тому же госпожа де Портандюэр сочла, что не уронит своего достоинства, если ободрит ни в чем не повинное создание и постарается искупить своим визитом зло, причиненное девушке жителями городка. Она была уверена, что ее мнение значит куда больше, чем мнение толпы; поступок ее должен был послужить укреплению власти дворянства. Приход госпожи де Портандюэр, возвещенный аббатом Шапроном, произвел в душе Урсулы разительную перемену и возвратил отчаявшемуся было врачу, который уже собирался пригласить к больной самых знаменитых парижских докторов, слабую надежду на ее выздоровление. Урсулу усадили в кресло покойного доктора, и так изумительна была ее красота, что, страдающая, в темном платье, она казалась еще прекраснее, чем в счастливую пору жизни. Стоило девушке увидеть Савиньена, который вел под руку свою мать, как лицо ее утратило нездоровую бледность".


Гнида-адвокат, резонно обидевшись на Наследника №1 за обман с гонораром, идет к Савиньену и признается ему в том, что он устроил травлю по заказу Наследника. Очередной дебильный поступок: нормальный дворянин за это и убить может, но наш импотент просто дает ему оплеуху. Савиньен идет к Наследнику и говорит "ай-ай-ай, очень плохо. Но я не буду с вами драться на дуэли, вам 67 лет. А вот ваш сын, помощник прокурора, меня устроит. Пойду, его вызову и убью немножечко, меня во флоте научили, пока я от мамы там прятался".

(С 100 тыс. долга как-то странно выходит, Бальзак, по ходу, заврался: мол, друзья покойного доктора так юридически круто организовали, что маман продала ферму, заплатила долг, да еще и в гигантской прибыли осталась, и классную ренту себе купила. Почему это нельзя было сделать в предыд. ситуации -- непонятно.)

Дальше Бальзак совсем забывает, что он мастер психологического реализма и начинает косить под "Графиню Рудольштадт" прямо целенаправленно. Покойник-доктор является к Урсуле во сне и говорит "Помнишь, я тебе говорил пойти в садовую беседку и найти письмо?! Так и иди, дура (зачеркнуто) и прочти!"  Во сне Урсула идет, находит на месте письмо и завещание. Призрак дополнительно показывает девице, что именно Наследник все подслушал и сжег бумаги, а также достал из книг облигации. "...Когда проснулась, вспомнила о своем необычном видении, но не осмелилась никому рассказать о нем. Незаурядный ум и щепетильность не позволили ей посвятить посторонних в тайну сна, затрагивающего ее денежные интересы...", пишет Бальзак. Какой-какой ум, простите?!

Потом сон повторяется, с тем же результатом.
Наконец, призрак является женщине-устрице еще раз и оттаскивает ее за волосы за то, что она ничего не делает с полученной ценной информацией. Наутро Урсула рассказывает о своих снах кюре, который, будучи католиком, сразу принимает это за руководство к действию. Кюре идет к Наследнику и имеет с ним суровый разговор, мол, мы знаем, что украл именно ты, нам покойник самолично сообщил, верни деньги, а то сверхъестественное тебя накажет!

Наследник, услышав от кюре о словах призрака, впадает в состояние шока, в первый раз в жизни избивает стерву-жену (ей полезно) и тоже заболевает на нервной почве, как целомудренная девица. После выздоровления все заметили, как он переменился и странный такой бродит по городу.

Наследник приходит к Урсуле и просит принять ее "в подарок" крупную сумму денег, надеясь отвести беду. Благородная девица отвергает его дар. Затем Урсуле опять снится доктор, он поднимается из своей могилы в ярком сиянии и предрекает Наследнику гигантскую беду: "Его предостерегли, но он не внял предостережению. Дни его сына сочтены. Пусть знает: если он в самое ближайшее время не признается во всем и не вернет всего украденного, сын его умрет страшной насильственной смертью".

Тут Наследник получает от сына (вполне достойного персонажа, на юриста отучился, помощником прокурора работает) письмецо, в котором тот пишет, что Севиньен до него доехал, вызвал на дуэль и они будут скоро драться, спасибо, папа, вот это подарочек. "О, сын погибнет на дуэли, логично!" -- думаем мы.
Так вот, НИФИГА.

Мы помним, что Урсуле все-таки достались какие-то деньги (это было ее наследство от отца, которое доктор курировал). Это наследство было в 2 облигациях на небольшую сумму, и они были на руках ее юриста. Юрист, подумав над словами призрака, решает еще раз изучить ту книгу, в которой были спрятаны похищенные облигации на миллион. Кстати, это стало возможным только по тому, что женщина-устрица выкупила библиотеку опекуна у наследников, потратив на это ровно половину всех своих денег. Надеюсь, там хотя бы был томик де Сада, ей полезно. Итак, юрист перелистывает книгу, и видит, что на обороте написано 5 рядов цифр, и два из них ему знакомы -- это облигации опекунского состояния Урсулы. Логично, что три других номера принадлежат украденным облигациям. Вы оценили комбинацию супернэчурала и легал-драмы? Красиво.

Прокурор принимает эти цифры как доказательство и посылает в Париж запрет на получение дохода с бумаг под этими номерами, постулируя, что они краденые (заявление призрака, что это наследство для Савиньена, видимо, было зарегистрировано). Прокурор вызывает к себе Наследника и говорит, что он разоблачен и отдавай миллион по-тихому. Прокурору не нужно громкое дело, он хочет облагодетельствовать девицу, а если публично дело заявить, с остальными наследниками придется делиться. Наследник соглашается отдать облигации.

И тут узнает, что с сыном его беда! Дуэли не было, но когда сын ехал в карете, случилась авария. Он бежал по дороженьке и ему переехало ноженьки. И теперь ведущие хирурги Парижа говорят, что необходима ампутация.

Бедный сын-юрист, который вообще тут ни причем, оказался крайним! Наследник прибегает к Урсуле, отдает ей все украденные деньги и говорит, что купленный им у маркиза замок тоже отдает, причем при любом исходе операции, без разницы, помрет сын или нет, лишь бы Урсула помолила Господа за его спасение. "Но не успела она подняться, как пронзительно вскрикнула и без чувств упала в кресло. Придя в себя, она увидела склонившиеся над ней лица; Миноре бросился за врачом, а друзья девушки, взволнованно глядя на нее, ждали, что она скажет. Слова ее вселили ужас во все сердца.
— Я увидела на пороге крестного, и он подал мне знак, что надежды нет.
В самом деле на следующий день Дезире скончался от послеоперационной горячки".


Жена Наследника сходит с ума и ее кладут в лечебницу. Через 3 месяца после описанных событий Урсула и Савиньен наконец женятся (мама разрешила, наверно миллион в облигациях ее убедил наконец, высидела!)  Наследник, который полностью переменился в благородную сторону, отдал ей в приданое обещанный замок и еще кучу бабла в нагрузку (сына-то у него больше нету, не для кого беречь). "Он сделался самым милосердным и благочестивым человеком во всем Немуре; он — церковный староста, и все несчастные молятся на него." Переменился и гнида-адвокат, даже начал стиранные рубашки теперь носить, но увы, его дети рождаются уродами, "страдают рахитом и водянкой головного мозга". Экономка получила денег (я болела за нее!), перестала драить полы женщине-устрице и вышла замуж за кучера, с которым много лет кадрилась!

Урсула с мужем-импотентом переехали в Париж, ездят в красивой карете.
КОНЕЦ

Итак, очевидно, что этот роман Бальзака не переводили до 1989 года, при советской власти, просто из уважения к писателю, чтобы не компрометировать его перед читателем всей этой бредятиной, не ронять его репутацию.

(Хотя на самом деле, наверно из-за мистицизма).

Tags: бальзак
Subscribe

Posts from This Journal “бальзак” Tag

  • Читая мемуары Видока-6

    Украв очередные документы с подходящим описанием внешности у человека, который по совершенно невероятной случайности сам умер именно в тот момент,…

  • Читая мемуары Видока-5

    Как вы наверно уже догадались, важнейшими качествами моего характера являются занудство и упорность. Поэтому продолжаем читать Видока вместе. Мы…

  • Бальзак. "Евгения Гранде" (моя рецензия)

    Только что попался термин trauma porn -- так называют произведения (тексты, фильмы), которые привлекают своих потребителей сильными эмоциями,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “бальзак” Tag

  • Читая мемуары Видока-6

    Украв очередные документы с подходящим описанием внешности у человека, который по совершенно невероятной случайности сам умер именно в тот момент,…

  • Читая мемуары Видока-5

    Как вы наверно уже догадались, важнейшими качествами моего характера являются занудство и упорность. Поэтому продолжаем читать Видока вместе. Мы…

  • Бальзак. "Евгения Гранде" (моя рецензия)

    Только что попался термин trauma porn -- так называют произведения (тексты, фильмы), которые привлекают своих потребителей сильными эмоциями,…