Шакко (shakko.ru) wrote,
Шакко
shakko.ru

Неопознанный летающий объект, без штанов, на картинах барокко

Всем здравствуйте, в эфире снова рубрика "омерзительное искусствоведение", за обедом не читать, детям не показывать. Сегодня мы поговорим об одном сюжете, который по совершенно непонятным причинам любили художники 16-17 веков. Краткое содержание его обозначено в заглавии выше, а по-словарному это будет история про Гермеса и Герсу.


Николас Муйарт. "Меркурий и Герса". 1624

Присаживайтесь поудобнее, впереди будет про похоть, НЛО, вуайеризм, зависть, насланных змей, сестринское соперничество, окаменелый труп, соблазнение и рождение бастардов. Все это -- чрезвычайно культурно: античные мифы же, да картины из музеев.


Случилось это давным-давно, еще в те времена, которые даже для нормальных древних греков казались дикой древностью. Аттикой и её столицей Афинами правил тогда самый первый царь, которого звали Кекропс. Это было очень давно, прямо перед Потопом (у греков он тоже был), так давно, что боги еще не научили людей делать вино. Так давно, что, собственно Кекропс и изобрел такую удивительную штуку, как брак между мужчиной и женщиной.

А еще он был демоном, верней химерой, гибридом, или так сказать, мутантом. В общем, получеловеком -- полузмеем.



Для античной мифологии это вообще дело стандартное, там сплошные кентавры да тритоны, как будто кто-то пазл из ДНК складывал. Но именно змеелюдей там не очень много; побаивались эллины змеелюдей. Если попадутся они вам в мифах -- это четкий маркер, что миф очень древний, а персонаж хтонический, связанный с землей, подземными силами.

В общем, был царь Кекропс, сын богини Геи (т.е. Земли) странным, но очень умным. Одним из его ближайших преемников на престоле был Эрихтоний. Он не был его потомком, но любопытно, что выглядел Эрихтоний ровно точно так же!

Младенец Эрихтоний (фрагмент картины Йорданса)


Вышло это, потому что по безумной логике античных мифов Эрихтоний приходился Кекропу как бы братом. Вышло это так: однажды богиня-девственница Афина зашла в гости к богу-кузнецу Гефесту, посмотреть, как тот красиво кует и заказать ему что-нибудь новенькое. А тот не понял, что она по делу, он подумал, что это аванс (оно и теперь часто бывает, если девушка сама на квартиру к мужчине заходит). Та, как целомудренно пишут мифографы "не допустила его до себя", однако Гефест успел извернуть семя на её ногу.

Парис Бордоне. Афина отвергает Гефеста. 1555


Далее Афина схватила клок шерсти и с омерзением вытерла сперму. Клок бросила на землю. Но в те времена подобное поведение было чревато: Земля немедленно забеременела от семени Гефеста. Через положенное время у Земли (Геи) родился хвостатый Эрихтоний.



Воспреемницей его стала богиня Афина, которая чувствовала себя морально ответственной за ситуацию с незапланированной беременностью Геи из-за своего неэкологичного поведения в смысле недохождения до мусорной урны. Именно Афина занималась дальнейшей судьбой и карьерой хвостатого мальчика. Существует даже версия, что именно Афина была его настоящей матерью (т.е. Гефест все смог), а миф был позже исправлен афинянами, которые настойчиво убирали из легенд все намеки на сексуальную жизнь своей покровительницы, т.к. ее целомудрие ассоциировалось с неприступностью стен города Афины и Акрополя.

Мать или опекунша, но в общем, достав мальчика из земли Афина решила его куда-то деть. А у первого хвостатого, Кекропса, подросли три дочери -- Герса, Аглавра и Пандроса, совершенно нормальные девушки. Афина дала им ларец или корзину с младенцем Эрихтонием и сказала хранить, не открывая. Из этого мы понимаем, что гибрид находился в брумации, или как говорят обычные российские ветеринары -- в спячке. Ни кормить его не надо было, ни памперсы менять.

Три царевны, которые подрабатывали жрицами Афины в эти простые времена, и были обязаны ее слушаться, мучались от любопытства, что же небесная покровительница им доверила. Каждый, кто читал Куна, знает, что именно любопытство (а не инцест) с точки зрения греческих богов -- наихудший из грехов! Вот и в это раз. Три девицы не удержались и открыли вместилище.

Яспер ван дер Ланен. "Дочери Кекропса и Эрихтоний". Ок. 1620


Там (обычно рисуют корзину) они увидели мутанта и, разумеется, очень испугались. Дальнейшие события наводят на мысль о том, что версия про опозоренную Афину, пытающуюся скрыть правду, имеет какой-то смысль. Богиня, узнав, что царевны нарушили ее приказ и увидели младенца живьем, ужасно разгневалась. И то ли убила девиц сразу, то ли они сошли с ума и сами спрыгнули с Акрополя.

М.М. Даффингер. "Дочери Кекропа и Эрихтоний". Роспись по фарфору. 1-я пол. 19 века



Мальчик потом рос в храме Афины, где его воспитывали более благоразумные служители, и потом стал царем Афин. Все вы знаете память о нем -- красивый храм с кареатидами на Акрополе -- Эрехтейон.

Сюжет его обнаружения был очень популярен в 16-17 веках. Опознать его легко: три девицы и ребенок со змеиным хвостом в коробке или корзинке. Царевны часто могут быть, по стандартам барочной живописи, полностью раздетыми, хотя, конечно, совершенно непонятно, зачем им в таком виде, разоблачившись, по божественным ларцам лазить, это же явно не доставка сатисфайеров в коробке без палевных этикеток.

Рубенс. "Дочери Кекропа и Эрихтоний". Ок. 1616


Не перепутайте:

  • 1 девушка + 1 корзина с ребенком (нормальным) = Нахождение Моисея.

  • 3 девушки + 1 корзина с ребенком (мутантом) = Нахождение Эрихтония.

Однако ж я обещала про неопознанный летающий объект в стиле ню.

И. Бокхорст. "Меркурий замечает Герсу". 1650-е


Тут мы будем придерживаться версии Овидия, который в своих "Метаморфозах" считает, что после вскрытия заветной корзинки три аттические царевны выжили и даже остались в здравой памяти. Таким путем он, рассказав сначала про Эрихтония, он смог сгладить логические противоречия и вставить в свою книжку еще один миф про трех царевен. Который ему вставить очень хотелось, потому что Овидий любил пошлости и превращения, а тут как раз все оно.

Итак, это был день каких-то аттических празднеств, и три царевны в красивой процессии и с кувшинами на голове шли по улице. Бог Гермес, как обычно, недавно что-то укравший, пролетал как раз мимо. И то ли он низёхонько летел на бреющем, то ли зрение у него было орлиное, но только он не просто увидел трех прекрасных дев. Но и четко выбрал из них одну, по имени Герса, и влюбился конкретно имено в нее.

Жан-Франсуа Милле. "Античный пейзаж с Меркурием и Герсой". 17 век


Себастьяно Риччи. "Меркурий и Герса у храма Минервы".


(Итак: видите на картине человека в крылатых сандалиях и крылатой шапке, плюс со змеиным жезлом -- то есть Меркурия; летящим в небе, а внизу три девушки с посудой, значит, это наша история).

Что же было дальше?
Ничего не рассказывает Овидий о том, ухаживал ли бог за Герсой, влюбилась ли она в него. Он прямо с места в карьер продолжает. Ночь, афинский акрополь, царский дворец. В нем всего три комнаты (широко жил партизан Боснюк). Гермес скользящим шагом крадется получить у Герсы вожделенное.

Но на пороге сидит её сестра, царевна Аглавра, и не пущает.

Карл Фабрициус. "Меркурий и Аглавра". 17 век. (Этот сюжет почти не рисовали, можете не запоминать иконографию)


Диалог далее явно записан со слов Гермеса.
Мол, он ей: я великий влюбленный бог, пусти меня в спальню к сестре, твои племянники будут полубогами, правда, круто?
Царевна Аглавра ему на это сказала, что такой вариант её не устраивает, но если он даст ей много золота, то она пропустит его блудить.
Гермес согласился заплатить, но как-нибудь потом, сейчас у него с собою нету.
Тогда она сказала ему валить и вернуться потом, когда наличные будут.

Ян де Брей. "Меркурий и Аглавра". 1658


Включаем критическое мышление, и история, если б ее рассказывала Аглавра, сразу выглядит как-то так:
"Ночь вышла на крылечко покурить. Тут шасть какой-то мужик, говорит, пусти меня в дом, я к твоей сестре Герсе. Ты вообще кто, спрашиваю. Он всякое заливает про свои регалии. Из дома между тем ни звука, как я понимаю, сестра не в курсе, что у нее хахаль завелся. Я не пускаю, конечно, а он продолжает втирать. В конце концов, прогнала его и дверь заперла покрепче".

А просьба о взятке? "Я уж не знала, как его вон отправить, и тут он мне начал деньги сулить, чтобы я его к сесте пропустила, дала её испортить. Окей, говорю, давай, сто тысяч баксов, раз ты такой крутой. Он и согласился. Но, говорит, давай ты меня пропустишь, а деньги я тебе потом выдам. Я уж не знала, как ему, дураку, дальше зубы заговаривать, приставучий такой. Отправила его за деньгами вон, на этом он и сдулся".

Но историю пишут победители, к которым, как вы уже догадались, царевна Аглавра не принадлежит, так что вот то, что дальше было по официальной версии. Мол, богиня Афина, которая на Аглавру еще с истории со вскрытой корзинкой обиду держала, тут окончательно взъерепенилась. Обиделась, что она с ее младшего братишки Гермеса деньги вымогает за совершенно естественный процесс, и вообще хочет золотом на счастье сестры нажиться (залететь от бога-проходимца -- это ж счастье, сами понимаете).

Чтобы как следует наказать вымогательницу Аглавру богиня Афина решила прибегнуть к помощи другой богини, по имени Зависть.

Минерва приходит к Зависти и та насылает змей. Гравюра из Den Grooten Emblemata Sacra (1654).


У Овидия есть очень красивое описание, в каком жилище это жалкое существо обитает, там объедки, пустая стеклотара, плесень и проч.

[Осторожно, там стихи]...Тот­час же к Зави­сти в дом отправ­ля­ет­ся, гряз­ной от яда
Чер­но­го. Было ее в глу­бо­кой тес­нине жили­ще
Скры­то, без солн­ца совсем, ника­ким не доступ­ное вет­рам.
Чуж­дое вовсе огня, посто­ян­но обиль­ное мра­ком.
Гроз­ная дева вой­ны в то место при­шла и близ дома
Оста­но­ви­лась, вовнутрь вхо­дить не счи­та­ет при­стой­ным.
Ост­ро­ко­не­чьем копья уда­ря­ет в дверь запер­тую;
Вот сотря­сен­ная дверь отво­ри­лась. Увиде­ла дева
Евшую мясо гадюк — из поро­ков соб­ст­вен­ных пищу —
Зависть и взо­ры свои отвра­ти­ла от мер­зост­ной. Та же
Вста­ла лени­во с зем­ли и, змей полу­съе­ден­ных бро­сив,
Вон из пеще­ры сво­ей высту­па­ет мед­ли­тель­ным шагом.
Лишь увида­ла кра­су боги­ни самой и ору­жья,
Стон изда­ла, и лицо отра­зи­ло глу­бо­кие вздо­хи.
Блед­ность в лице раз­ли­та, худо­ба исто­щи­ла все тело,
Пря­мо не смот­рят гла­за, чер­не­ют­ся зубы гни­лые;
Желчь в груди у нее, и ядом язык ее облит.
Сме­ха не зна­ет, — под­час лишь сме­ет­ся, увидев стра­да­нья.
Нет ей и сна, отто­го что ее воз­буж­да­ют заботы.
Видит неми­лые ей дости­же­нья люд­ские и, видя,
Чахнет; мучит дру­гих, сама одно­вре­мен­но мучась, —
Пыт­ка сама для себя.  http://ancientrome.ru/antlitr/t.htm?a=1303001002


Минерва у Зависти. Роспись потолка в Стокгольме


Зависть отправляется к царевне Аглавре и отравляет ее ядом своих змей. Заметьте, опять змеи, опять они в этом сюжете, уже третий раз.

В завистливом видении Аглавра увидела, что сестра ее вышла счастливым браком за Гермеса, у них родились чудесные детки, вилла, яхта, дворецкий и проч. И стало ей мерзко, обидно, завидно, и решила она это никаким способом не допустить, из зависти к счастью сестры.

Поэтому, когда следующей ночью Гермес опять пришел к порогу дворца, на сей раз с обещанной взяткой, завистливая Аглавра его не пустила -- официальная версия. Включим критическое мышление: за прошедший день Аглавра поговорила с сестрой, выяснила, что та вообще не в курсе, кто этот влюбленный мужик и попросила его точно не пускать. Конечно, возникает вопрос, почему афинские царевны не могли позвать охрану, но, вероятно, раз в дворце было всего три комнаты, то концепцию стражи еще тоже не изобрели.

Гермес явился, стал ломиться. Аглавра взятку отвергла и сказала, что не пустит его, "с места мне не сойти!"
"Пойдет!", ответил бог и превратил девушку в камень.

Николя Пуссен. "Меркурий, Герса и Аглавра". 1620-е. Обратите внимание на цвет кожи Аглавры -- она уже начала каменеть


Почему бог не мог проделать дырку в потолке, пройти через окно, телепортироваться в спальню девушки -- совершенно непонятно. Быть может, какая-то магия порога?

Гравюра Антонио Темпеста. 1606


Гравюра Х. Гольциуса. Обратие внимание на планы: вблизи парочка, на втором плане - Зависть отравляет Аглавру, обратите внимание на змей. В дверном проеме Меркурий обращает Аглавру в камень


Неприличная картинка под катом
[Spoiler (click to open)]

Якопо Каральо, 16 век



***

Что же было дальше, спросите вы? Поженились ли царевна Герса с Гермесом священным браком и зажили ли припеваюче в золотых чертогах, как было обещано богиней Завистью?
Разумеется, нет.
Гермес быстренько сделал ей ребенка и исчез навсегда.

ИТОГ:
Царевна Аглавра - умерла (окаменела).
Царевна Герса - родила внебрачного сына, позже умерла (наказана Афиной за корзинку).
Царевна Пандроса - либо тоже умерла, наказанная Афиной, либо была ею помилована, т.к. корзину не открывала.
Бог Гермес - улетел холостым, потом наплодил много других внебрачных детей.



Мораль:
в некоторые жизненные моменты нет ничего важнее и актуальней, чем поставить квартиру на вневедомственную охрану и дополнительно оплатить услугу тревожной кнопки.

Tags: омерзительное искусствоведение
Subscribe

Posts from This Journal “омерзительное искусствоведение” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “омерзительное искусствоведение” Tag