Шакко (shakko.ru) wrote,
Шакко
shakko.ru

Categories:

Как Евграф превратился в Дениса, а потом обратно

В связи со вчерашней инфографикой про потерю конечностей гусаром отдельное страдание у людей вызвала новость, что на картине изображен не поэт-гусар Денис Давыдов (которого, спорим, большинство из страдавших в жизни не читали), а его кузен Евграф Давыдов.

Новость эта особенно интересна тем, что датируется 1962 годом (следующим, после полета Гагарина, для сравнения).
Давайте расскажу, как это получилось, путаница с именами.


Орест Кипренский. "Портрет Е.В. Давыдова". 1809. ГРМ. (фото мое)
Холст, масло. 162 x 116. Ж-5134 Пост. в 1897 из ИАХ.


Как это произошло?

Путаница началась еще в 19 веке.

Причин несколько.

Первая причина.

Великий русский портретист написал портрет гусара по фамилии Давыдов.
Портрет вышел шикарный.
Это один из лучших мужских портретов кисти этого художника.


На подрамнике сургучная печать с текстом: Ferdinando II [Re]gno delle Due Sicilie, гербом и короной; на обороте холста, подрамнике и обороте рамы штамп: И.А.Х. Музей

А человеческая психика,  массовое бессознательное, устроено так,, что оно постоянно ищет для знаменитых людей красивые изображения их лиц (пример - султанша Роксолана), а если портретов вообще нет, приписывает чьи угодно чужие портреты (пример - возлюбленная Фета).

Портреты реального Дениса Давыдова имелись.
Но только на них он был похож на мопса.
А это не романтично!



Понятно, что юный красавец в белых лосинах ложился в парадигму романтичного поэта-гусара гораздо лучше.

Вторая причина.

Путаница началась уже довольно рано.

В 1826 году, во время открытия Военной галереи в Зимнем дворце, Денис Давыдов был представлен специально написанным портретом кисти Доу (на илл. 2). А портрета Евграфа не было вообще, хотя место для него было оставлено, пустая рамка с подписью. Это странно. Тут мне написали, что Евграф типа отказался портретироваться из-за ранений, но в случае проблем с моделью Доу и подмастерья брали старый портрет и делали из него копию, иногда обрезанную (так было с погибшим Тучковым, например). Что им могло помешать сделать обрезанную копию с Кипренского? Только незнание о ее существовании, наверно.

Из протокола Совета Императорской Академии художеств, известно, что Кипренский получил звание академика в 1812 году  за ряд картин, в том числе за "Лейб-гусарского полковника Давыдова" (без инициалов).

Кто бы ни был изображен на картине, он ее не выкупил. Портрет остался у Кипренского, он возил его с собой.  В 1831 году он просил у  Николая I ссуду в 20 тысяч рублей, предлагая в обеспечение восемь картин, в число которых входил и портрет Давыдова. Однако просьба не была удовлетворена, и портрет остался у художника. В 1832 году Кипренский выставлял портрет в Риме, о чем упоминает художник А. А. Иванов в письме к В. И. Григоровичу из Рима]. Когда 6(18) мая 1833 года римскую мастерскую Кипренского посетил поэт В. А. Жуковский, он видел там этот портрет.

После смерти Кипренского в октябре 1836 года картины, оставшиеся у него в мастерской, были присланы из Рима в Петербург, в Академию художеств. В «Описи вещам… принадлежавшим покойному Кипренскому» значился и «портрет г. Давыдова в гусарском мундире» (опять без инициалов). В 1837 году Академия художеств приобрела у наследников этот портрет и еще два других за общую сумму в 7000 рублей. В 1897 году его передали в свежеоснованный Русский музей.

Впервые портрет стал фигурировать как изображения «партизана Давыдова» в 1839-1840 г. («Месяцеслов» на 1840 год. С. 167 — на немецком языке).

В каталоге произведений музея Академии художеств, изданном в 1842 г., эта картина именуется «Портретом Д. Давыдова».

Уже сын Дениса Давыдова считал, что на картине его отец. В 1874 году он пишет в Академию художеств, прося разрешения снять копию с портрета "своего отца", хранящегося там.

Таким образом, поскольку картина с 1836 года хранилась не у автора, не у модели, и не у члена их семей, а никаких надписей на холсте нету, и учитывая причину №1, понятно почему память о том, что это "гусар Давыдов" сохранилась, и прилепилась к наиболее известному гусару этого имени.

РАЗОБЛАЧЕНИЕ

Но все спотыкается на том, что человек, изображенный на картине -- в мундире. А профессионалы читают его, как криминалисты -- отпечатки пальцев.

На мужчине -- форма лейб-гвардии Гусарского полка, причем полковничья.

Во время написания же картины Денис же был штаб-ротмистром, и носил другой мундир. Полковником он был (с 1812), но уже в Ахтырском гусарском полку, а это другая расцветка.

В 1940 году сотрудница Государственной Третьяковской галереи искусствовед Эсфирь Николаевна Ацаркина обнаружила запись в реестре произведений Ореста Кипренского, которая гласила:«Портрет Ев.В. Давыдова в лейб-гусарском мундире, почти в целый рост картина. Писана в 1809 году в Москве».(автограф - РГИА, фонд 472, опись 13, дело 89, лист 6; копия: РГИА, фонд 789, опись 1, часть 2, дело 1433, лист 8).  См. Ацаркина Э.Н. Орест Кипренский. – М., 1948. С. 204-207. Этот "Реестр" прилагался к списку картин, которые художник предлагал царю.

По мнению Ацаркиной, "Ев. В." -- брат Дениса Давыдова Евдоким Васильевич. Родной брат Дениса - Евдоким Васильевич, действительно был генерал-майором. Но вот засада -- не гусарским, а кавалергардом. Таким образом Евдокима пришлось вычеркнуть. Он носил носил белый колет, лосины и ботфорты при каске и палаше. К тому же офицер, изображенный Кипренским, не бреет усов, а устав кавалергардского полка запрещал ношение усов вплоть до 1832 года.

Картина датируется 1809 годом на основании этой записи в реестре. В любом случае, к 1812 году, согласно протоколу Академии, она уже существовала. Но это ничего не меняет, Денис Давыдов все равно не проходит через "вилки" мундира".

Новую атрибуцию предложили В. Вавра, Г. Габаев и В.Якубов. Они нашли другого "Ев. В. Давыдова", который был действительно полковником данного полка в этот период -- Евграфа Владимировича, дальнего кузена знаментого гусара-поэта. (Вавра В., Габаев Г., Якубов В.Новая атрибуция произведения О.А. Кипренского // Искусство. 1954. № 6. С. 79.)

С 1962 году картина официально считается портретом Евграфа Давыдова (после доклада В. Смирнова в 1962 году на конференции в Русском музее). (Смирнов В. Еще о портрете Давыдова работы О. А. Кипренского // Сообщения ГРМ. – Л., 1968, [вып.] 9. С. 30-37.) Именно с такой новая атрибуцией картинавошла в Каталог ГРМ 1980 и Каталог Кипренского 1988 [Государственный Русский музей. Орест Адамович Кипренский (1782-1836) к 200-летию со дня рождения. Каталог по материалам выставок в Ленинграде, Москве и Киеве (1982-1983). Т. 1. Живопись. Л., 1988].

Смирнов так возражал против письма сына поэта-гусара: «Следует ли удивляться тому, что сыновья Дениса Давыдова принимали эту работу Кипренского за портрет своего отца и в 1874 году обратились в Академию с просьбой выслать фотографию портрета? Если в течение более чем тридцати лет считалось, что Академии принадлежит написанный Кипренским портрет поэта и партизана Дениса Васильевича Давыдова, если об этом было только что напечатано в солидном каталоге академического музея, составленном А. И. Сомовым, могло ли прийти в голову сыновьям героя, что тут кроется ошибка?»

ПРОТИВНИКИ

Тут буду цитировать, ибо от пересказа конспирологии меня укачивает слегка.

"Однако и эта версия была подвергнута критике. Дело в том, что на момент создания этого портрета Евграфу Давыдову было 34 года, а Денису – 25. А на картине изображен молодой человек возраста Дениса Давыдова. Правда, такая разница в возрасте не слишком заметна, и это может служить лишь косвенным доказательством. Другое дело, что художник мог пойти на умышленную мистификацию для того, чтобы картину купил император. А ему было известно о том, что Николай I недолюбливал автора дерзких стихов Дениса Давыдова и не стал бы приобретать его портрет. Возможно, сам Кипренский поставил другие инициалы и «одел» своего героя так, чтобы в нем увидели полковника Евграфа Давыдова".

Тут вроде более научно:

"Сотрудники отдела антропологии Института этнографии АН СССР провели антропометрическую экспертизу трех портретов Дениса Давыдова и пришли к заключению, что на всех картинах изображен один и тот же человек. В акте экспертизы было заявлено: «Следует отметить убедительную точность передачи как основных пропорций лица, так и всех описательных признаков внешности. Вывод, что все три портрета представляют лицо Дениса Давыдова, подтверждает и их явное фотосовпадение».

(Я не знаю, в каком году была произведена эта экспертиза, а это влияет. Я прочитала несколько исследований, написанных такими исследованиями криминалистов живописных портретов -- они читаются крайне наивно, люди не понимают, как делаются портреты. Ну и банально, оба товарища были кровными родственниками, что уже дает погрешность).

Среди искусствоведов, считавших, что это все-таки Денис Давыдов -- были Владислав  Зименко, Марина Черкашина, Д.Б. Сурис. Однако с их мнением согласиться нельзя. Если отбросить конспирологическую версию (с перекрашиванием картины ради впаривания царю), против глаз своих пойти нельзя: на картине изображен некий полковник лейб-гвардии Гусарского полка.
Любой.
Кроме Дениса Давыдова, потому что он никогда им не был физически.

Список полковников этого полка существует. Согласно бритве Оккама, почему бы не верить собственноручному списку Кипренского, где он называет его Ев. В. Давыдовым, каковой в полку и числился, как Евграф. Забавно, это имя переводится как "прекрасно написанный"...

Главная загадка, собственно, почему в 1809 году человек, позировавший для картины, не выкупил ее у художника... Может, это действительно не Е.В. Давыдов, а кто-то другой, кто например, сразу умер?

Источники:


Tags: интернету нельзя верить, шедевры А-Я, экспертиза и реставрация
Subscribe

Posts from This Journal “шедевры А-Я” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “шедевры А-Я” Tag