Шакко (shakko.ru) wrote,
Шакко
shakko.ru

Categories:

Советские коллекционеры такие разные

Дверь открыла благообразная старушка и сказала просто: "Проходите, товарищ Фатьянов". И тут же поставила чайник. А за столом хозяйка устроила мне настоящий экзамен. Она поставила лукавое услозие: если я отгадаю названия работ, просматриваемых на стенах соседней комнаты, то она их подарит музею. В той комнате, где мы разместились, висело до десяти картин, и многие я узнал по манере письма - работы Александра Бенуа, Евгения Лансере, Александра Яковлева.


Илл.: Петров-Водкин и Кузнецов в ГТГ из собрания Басевич

Разными путями появлялись в [Иркутском] музее подарки - от коллекционеров, от престарелых людей, которые не знали, куда им определить свои художественные ценности и т. д. Но случай, который произошел у меня с К. К. Басевич, был, пожалуй, одним из самых запоминающихся.

Иркутянка А. Н. Гранина сообщила мне, что ее давняя подруга по учебе в Иркутском университете Казимира Константиновна, сейчас ленинградка, подарила Государственной Третьяковской галерее ценнейшую коллекцию произведений живописи, состоящую из десяти произведений выдающихся художников XX века. Среди них были полотна П. Кузнецова, М. Сарьяна и К. Петрова-Водкина, в числе которых находилась и знаменитая его картина "Купание красного коня". Я попросил Гранину дать мне адрес ее знакомой.


Рерих. Песнь Сольвейг. ГТГ из собрания Басевич

В письме к Басевич я от души поблагодарил ее за добрый поступок, гражданскую щедрость. При этом ни слова не сказал о подарках нашему музею, хотя она бывшая жительница нашего города. Просто отправил ей в Ленинград каталог выставки подарков Иркутскому музею, которая состоялась пять лет тому назад. Вскоре от Казимиры Константиновны Басевич был. получен ответ, где она писала, что если буду в Ленинграде, то могу зайти к ней и она подарит нашему музею 2-3 вещи из тех, что у нее остались. С нетерпением я стал ожидать такого случая. И он состоялся.

Посещая Ленинград, я всегда останавливался у Сукачевых - наследников основателя нашего музея; На этот раз я сразу позвонил от них К. К. Басевич. Дверь открыла благообразная старушка и сказала просто: "Проходите, товарищ Фатьянов". И тут же поставила чайник.

А за столом хозяйка устроила мне настоящий экзамен. Она поставила лукавое услозие: если я отгадаю названия работ, просматриваемых на стенах соседней комнаты, то она их подарит музею. При этом добавила, что подарит не все, что там есть, а только две вещи.


Коровин. Натюрморт. ГТГ. Дар Басевич

В той комнате, где мы разместились, висело до десяти картин, и многие я узнал по манере письма - работы Александра Бенуа, Евгения Лансере, Александра Яковлева. Но владелица сказала, что эти вещи она не собирается нам дарить. Я привстал и хотел подойти поближе, но был остановлен: "Вы должны отсюда, не сходя с места, сказать, чья это работа".

Что было делать? Я стал внимательно рассматривать картины на расстоянии. Очень мне поправилась лошадка на берегу моря, написанная в свежих перламутрово-серых тонах. Я сказал, что это, вероятно, работа А. Рылова. Она подтвердила мою догадку. Второй пейзаж, выполненный темперой, я тоже узнал. Эта вещь принадлежит кисти Зинаиды Серебряковой, произведение характерно для нее - огромное вспаханное поле, пластами уходящее вдаль, выполненное в рыжеватых тонах. Ранее я неоднократно видел такие пейзажи родного ей села "Нескучное". В отношении третьего полотна, небольшой жанровой картины, изображающей фигурки за стиркой белья, я не совсем уверенно предположил, что это работа Сергея Колесникова. Действительно, это оказалось полотно С. Ф. Колесникова "Стирка белья" (1915).


Сарьян. ГТГ. Дар Басевич

В комнате, где мы сидели и пили чай, Казимира Константиновпа указала мне еще на одип этюд, сказав: "Угадайте, кто?" Я долго размышлял и затем попросил разрешения подойти поближе. Она разрешила. Но и тогда определить авторство этого этюда я не смог. Басевич сказала, что эта работа вывезена из Сибири и принадлежит кисти иркутского живописца Николая Андреевича Андреева, о котором мы говорили в предыдущей главе. Итак, условия были выполнены, и я стал упаковывать работы Серебряковой, Колесникова и этюд Андреева "Река Ушаковка вблизи Иркутска". Он стал дополнением к той небольшой коллекции этого художника, которая хранилась в музее.


Петров-Водкин. Портрет жены. ГТГ. Дар Басевич

Каким образом картины оказались у Басевич? В молодые годы, будучи студенткой Иркутского университета, Казимира Константиновна заинтересовалась искусством, стала посещать выставки местных художников и отдельные их произведения оказались ее собственностью. С тех нор, например, сохранился у нее этюд иркутского живописца Н. А. Андреева. Позднее Казимира Константиновна уехала в Ленинград, вышла замуж, супруг ее стал профессором, и она продолжала свое любимое дело - коллекционирование произведений русских художников начала XX века. Везде и всюду - в комиссионных магазинах, у коллекционеров, у нуждающихся престарелых людей - приобретала она картины и стала таким образом обладательницей большой коллекции. После смерти мужа, не имея наследников, основную часть своего собрапия она передала в дар Третьяковской галерее, а все остальные вещи разошлись по частным собраниям. Три работы оказались в Иркутском музее. Лучшая из них - "Стирка белья" С. Ф. Колесникова. (отсюда)



Вот такие вот старушки в петербурге были, не чета нынешним.
Tags: коллекционеры
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment