Шакко (shakko.ru) wrote,
Шакко
shakko.ru

Category:

Леонардо да Винчи: Мона Лиза

продолжаю свой заброшенный было перевод книги изд. Ташен

Извилистая дорога за плечом Моны Лизы, по предположению искусствоведов, символизирует путь добродетели, ту самую узкую и тернистую тропинку, которую изображают в картинах на сюжет "Геракл на распутье". 

Выжженный пейзаж не зря кажется ирреальным: по предположению специалиста по Леонардо Мартина Кемпа здесь запечатлена геологическая история долины Арно, складывание пластов и изменение русла рек в доисторическую эпоху.

Это, возможно, самый знаменитый ренессансный портрет. Так много клише и тривиальностей пролегло между ним и зрителем с того момента, как он был написан, что кажется едва возможным взглянуть на него словно в первый раз.

Название картины может быть прослежено до Джорджо Вазари, который утверждал, что моделью Леонардо была Мона (= Мадонна) Лиза (=Елизавета). Родившись в 1479 году во Флоренции, она вышла замуж за купца Франческо ди Бартоломео ди Заноби дель Джиокондо в 1495 году, чье прозвание и предопределило имя, которым обычно картину называют в Италии и Франции – «Джоконда».</span>

Связь картины с Францией началась рано. 10 октября 1510 года в Клуа, близ Амбуаза, ее видел кардинал д’Арагон и его секретарь Антонио де Беатис. Утверждение Вазари ставится под вопрос из-за слов Антонио де Беатиса, что Леонардо показал им картину и сказал, что написал ее по заказу Джулиано де Медичи. Это заставило нескольких ученых заключить, что женщина на портрете – любовница Джулиано де Медичи.


Джулиано II Медичи, герцог Немурский - по одной из версий, заказчик портрета. Неизвестный художник, копия с утерянного портрета кисти Рафаэля


Кардинал Ипполито Медичи, внебрачный сын Джулиано. При очень сильном допущении можно вообразить, что от модели "Моны Лизы". Картина Тициана.

Здесь вряд ли обсуждать проблемы, возникающие из этих двух противоположных описаний, хотя надо сказать, что показания Антонио де Беатиса  в принципе имеют преимущество большей достоверности. Тем не менее, кажется маловероятным, что модель была любовницей аристократа, поскольку надетая на ней вуаль – символ добродетели castitias (целомудрия), являлась стандартным атрибутом портретов замужних женщин. Ее можно увидеть, например, в портрете молодой женщины Бартоломео да Венето. 

 
Бартоломео Венето. Портрет молодой женщины (Флора? Лукреция Борджиа?)
"Донна Велата" Рафаэля. Вуаль, головное покрывало - ее главный атрибут и указание на брачный повод написания картины.

Леонадовская молодая женщина, одетая в темное, сидит в открытой лоджии (базы поддерживающих ее колонн слева и справа – все, что осталось от колоннады). Ее корпус слегка повернут внутрь, представляя лицо почти фронтально зрителю. Леонардо требовал, чтобы портреты показывали «движение духа»  –  заявка, которую сам он в этой картине осуществил. Согласно Леонардо, портрет не должен быть ограниченной имитацией внешней реальности, зато должен изловчиться перевести ментальную активность в визуальный эффект. В то же время, знаменитая сдержанная, почти невидимая улыбка его модели, едва угадываемая благодаря теням, притаившимся в уголках рта – улыбка, которая вдохновила почти все возможные интерпретации, от похоти до целомудрия, от иронии до нежности – демонстрирует диалектический поворот к уже распространившейся тенденции портретировать более беспокойные эмоциональные состояния (см. «Улыбающегося мужчину» Антонелло да Мессина). 




С теоретической точки зрения поэтому это близко к стратегии dissimulatio, отстаиваемой Бальдассаре Кастильоне, в которой истинные чувства скрываются, и возникающая от этого неоднозначность выражения лица исключает его интерпретацию. Эмоциональная и телесная сдержанность демонстрируется и жестом рук Моны Лизы. Ее левая рука опирается на подлокотник кресла, в то время как правая рука осторожно покоится поверх. Это создает впечатление компактной единицы – состояния одновременно и релаксации, и концентрации.


Бальдассаре Кастильоне, автор трактата об идеальном Придворном, на портретах Тициана и Рафаэля

В своем трактате о живописи Леонардо заявил, что портреты значительно выигрывают, если позволить их моделям позировать в туманном свете. С этой точки зрения, освещение особенно выигрышно здесь: фоновый зеленовато-коричневый горный ландшафт со скалистыми утесами окутан темной тенью. Контуры, размывающиеся к горизонту – пример знаменитого леонардовского сфумато.



Ретушь в попытке восстановить истинные цвета

Метафоры из мира природы использовались, чтобы характеризовать психологические состояния, начиная с середины Средних веков, в особенности после Петрарки; здесь пейзаж также характеризует эмоциональное состояние женщины. Символическое содержание для составного идеального ландшафта – дело обычное. Таким образом, этот извивающийся путь (или река) слева можно рассмотреть как аллюзию на историю Геркулеса на распутье (рассказана Ксенофонтом, «Воспоминания о Сократе»,  2, l-22ff., и постоянно упоминается в ренессансном искусстве), в которой узкая тропинка, вьющаяся через бесплодный скалистый пейзаж, изображается как путь добродетели.



Геркулес на распутье, последователь Пинтуриккьо.  Порок зовет налево (от Геркулеса), на широкую дорогу, Добродетель - направо.


Рафаэль


Джироламо ди Бенвенуто

Аллегория добродетели – вряд ли довод
в поддержку идеи о том, что дама была наложницей. Наряду с мотивом вуали, символика пути, скорее, подкрепляет утверждение, что она была «донной», замужней дамой.

Мартин Кемп показал, что Леонардо замыслил пейзажный фон для иллюстрации событий естественной истории: складывания определенных геологических формаций. Хорошо известно, что Леонардо предпринял различные исследования географических особенностей Тосканы в связи с намерением построить систему каналов от Арно. 


Карта Val di Chiana, выполненная Леонардо

Занимаясь этим, он пришел к тому же выводу, что Джованни Виллани (ок. 1276-1348), который в своих «Флорентийских хрониках»  (Croniche fiorentine) заявил, что Арно когда-то было запружено огромным «скальным барьером», образовав два озера. Согласно Кемпу, эти два озера появляются в пейзаже позади «Моны Лизы» как «первозданные прародители долины Арно». Более того, природные сущности, которые упомянуты на фоне, получают отголосок в деталях лица и одежд женщины.




Леонардо. Набросок вида долины Арно

Далее Кемп доказывает, что аналогия подобного рода действительно была задумана Леонардо, через цитирование различных текстовых ремарок, сделанных художником, например, его сравнение волны волос со струями воды. Что бы ни было сказано в защиту тезисов Кемпа (а рекомендовать их стоит), тем не менее, нужно указать, что этот ландшафт с трудом можно описать как «нетронутую», чистую Природу,  
до вторжения Человека. Каменный мост с многочисленными арками в правой части картины выдает присутствие агента Цивилизации.


Мост Буриано, "позировавший" Леонардо, был построен в 1277

Возможно, здесь Леонардо указывает на особенную важность труда архитекторов и инженеров, к числу которых он принадлежал. Леонардо, конечно, должен был быть знакомым с высшей значимостью, которую придавали мостам в Древнем Риме (описанном Варроном и Плутархом), почему и их и опекало одно из высших лиц в Республики, называемое Верховный Понтифик.


См. такжеИсточник: Norbert Schneider. The Art of the Portrait: Masterpieces of European Portrait-painting, 1420—1670. Taschen 2002. P. 56-59
Перевод: shakko.
Tags: art of the portrait (taschen), ренессанс - леонардо
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments