Шакко (shakko.ru) wrote,
Шакко
shakko.ru

Category:

О кино: "Twelve Chairs", (USA, 1970)

Кинофильм "Двенадцать стульев" режиссера Мела Брукса (автора комедий "Робин Гуд: люди в трико", "Космобольцы" и "Молодой Франкенштейн") был отсмотрен намедни.

Что я могу сказать? У меня есть только одно замечание - форма эполетов у Ипполита Матвеевича в сцене его воспоминаний какая-то, знаете ли, не такая.
Согласитесь, для фильма о русской жизни, снятом американцами - это вообще практически и не замечание.



Мел Брукс, настоящая фамилия которого Каминский, видимо из польских евреев, в общем - в фильме Россия глаз не режет, правдоподобна - будто режиссер (или художник-оформитель) снимал фильм о своем детстве.

Вдобавок специфическо-кретинского фирменного юмора Мела Брукса в "Двенадцати стульях" (лишь втором его фильме) не видно, что делает экранизацию очень хорошей, качественно смешной.
Отступлений от книги нет, только сокращение, необходимое для того, чтобы вместить ее в полтора часа.
Поговорим именно об этом - что делает интересным экранизации иностранцами русских книг так это именно то, что они не знают эти книги наизусть, они не являются рабами буквалистского запоминания. С "Мастером и Маргаритой" та же проблема, что и с "12 стульями" - мы помним их дословно, и наши режиссеры пытаются их дословно же и снять. А это невозможно, изобразительные средства кино от отличны от литературных.
Бессильные оторваться от запомнившихся нам звонких фраз отечественные мастера передают букву, думая, что это - главный способ передать дух.

Мелу Бруксу на букву наплевать, для него Ильф с Петровым - не Библия, он берет книгу и работает с ней как сценарист, как хороший сценарист. Чорт, он выкинул и Эллочку, и мадам Грицацуеву - это невообразимо для русского кинематографиста, который растекается мыслью по древу. (Именно поэтому у нас не возможно "Войну и мир" снять иначе чем сериалом. В Голливуде же сделали фильм, тот с Одри Хепберн; и поэтому же для нас снять "Евгения Онегина" просто немыслимо, в отличие от них).

Дальше что? Образ Остапа Бендера: наш исполнитель, будь то Миронов, Гомиашвили, Юрский или не к ночи будет помянут, Меньшиков - они все начинают с одного и того же - обматывают голую шею шерстяным шарфом.
А потом начинают сыпать репликами, вошедшими в золотой фонд советского афоризма (см. блюдечко с голубой каемочкой, Рио-де-Жанейро и проч.)
Однообразно, товарищи. Это шелуха, это оболочка, черный грим на коже еще не делает из исполнителя настоящего Отелло, черные лосины в облипку на мужских ногах не делают актера Гамлетом.

В этом фильме Остапа играет Фрэнк Лангелла, который прославится вскоре ролью Дракулы (и Зорро), что означает прежде всего, что он очень красив. Что он может воплощать роковой образ.
Вы можете представить себе кого-нибудь из наших исполнителей в роли Дракулы?
Меньшиков в роли Зорро, а? Imagine it.


Еще один момент - он в этом фильме очень молодой.
Это ведь у нас - чтобы тебе дали роль Остапа Бендера надо иметь репутацию! Надо заслужить! Это очень почетно! Соответственно, все русские Остапы Бендеры... как бы это сказать... не юноши. Миронову - под сорок, Гомиашвили - сорок пять. В тексте же романа прямо написано: "в Старгород вошел молодой человек лет двадцати восьми". И именно этот признак внешности наши киниматографисты, до этого столь внимательные, упорно игнорируют. Главное во внешности Бендера - не шарф, граждане!
И Бендер американцев, которые не знают, что его доверять можно лишь маститым актерам, поражает именно своей молодостью. Он завораживает молодостью, завораживает и красотой, орлиным профилем, который (см. текст романа), у него тоже наличиствует. Очень высокий рост, красивая гибкая фигура, красивый голос, выправка чуть ли не военная - никакого фанфаронства. Непривычная нам трактовка.

Ладно, на этом заткнусь.

Очень хороший и смешной там отец Федор.
И еще похвалю Воробьянинова. У Мела Брукса его играет Рон Муди, которого мы видели в роли еврея Феджина в мюзикле "Оливер". Необыкновенно талантливый актер, превосходно играющий не ту одноплановость, которую мы видим, например, у Филиппова (актер одной фразы "есть ли жизнь на Марсе").



Засим заканчиваю, объявив вдобавок, что еще "Двенадцать стульев" экранизировали немцы в 1938 году, шведы в 1954, бразильцы в 1957, кубинцы в 1962 и итальянцы в 1969, соотвественно все перелицовывая.
А мы нифига не видели.
Tags: кино, они о нас
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 28 comments