Софья Багдасарова (shakko.ru) wrote,
Софья Багдасарова
shakko.ru

Category:

Картина, написанная служанкой

Эрмитаж опубликовал очень интересный с социокультурной точки зрения материал, который сразу делает эту слабую картину намного более интересной.




Утаскиваю в норку, себе на пользу, вам на развлечение

Источник: https://www.facebook.com/state.hermitage/posts/5122545894445766

Портрет, о котором пойдёт речь, не отличается высоким художественным уровнем. Но, как выяснилось, ранее на обороте холста имелась надпись, свидетельствующая о том, что перед нами важный исторический памятник.

На картине изображён один из выдающихся деятелей эпохи Екатерины II – граф Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский. Портрет ранее не привлекал внимания исследователей. Он хранится в фондах и никогда не экспонировался. Это довольно примитивная копия, исполненная непрофессиональным художником. К тому же картина поступила в ГосударственныйЭрмитажв1941году в неудовлетворительном состоянии. Чтобы сохранить портрет, реставраторы выполнили первоочередные работы: укрепили осыпавшийся красочный слой, а ветхий холст с прорывами дублировали на новый холст. При этом дублировка скрыла надпись на обороте авторского холста. Её содержание зафиксировано в инвентарных документах: «Первая копiя писала Анна Александровна Пал... Ея Величества камерюнгфера в Санктпетербургѣ 1784 года...» Именно эти несколько слов заставили нас более внимательно изучить полотно.

Автором портрета оказалась камерюнгфера (от нем. Сamera и Jungfer — девушка; прислуживала при одевании государыни, великих княгинь и княжон. — Ред.) Екатерины II гречанка Анна Александровна Паликучи (Поликути, Полекучи). Имя её известно историкам лишь по «Запискам» статс-секретаря Адриана Грибовского, описавшего утренний туалет императрицы: «М. С. Алексеева, подавала лёд, которым Государыня тёрла лицо, может быть, в доказательство, что она других притираний не любила; другая, А. А. Полекучи, накалывала ей на голове флёровую наколку, а две сестры Зверевы подавали ей булавки. <...> Раскланявшись с предстоявшими господами, возвращалась с камер-юнгферами в спальню, где, при помощи их и Марьи Савишны одевалась для выхода к обеду».
Тот факт, что на картине изображён Алексей Орлов, подсказал идею искать сведения о гречанке Паликучи не только в архивных материалах дворцовых фондов, но и в документах, относящихся к военной и политической деятельности графа. Оказалось, что и биография Анны Паликучи, и обстоятельства создания ею картины связаны с историей знаменитой Архипелагской экспедиции.

В 1769–1774 годах российские эскадры под общим командованием Алексея Орлова были направлены в Средиземное море для помощи греками славянам, восставшим против владычества Османской империи. В 1770 году эскадра под командованием Григория Спиридова вошла в Эгейское море и высадила в Витуло десант, двинувшийся вместе с греками к турецким укреплениям. К повстанцам примкнули жители островов, принадлежавших Венецианской республике. Греческие корабли поднимали Андреевский флаг и переходили на сторону российского флота. Капитаном одного из таких судов был отец Анны Паликучи.

Александр Поликути (именно так писали его фамилию в российских документах) являлся венецианским подданным. Он происходил из Кастельнуово (ныне город Херцег-Нови, Черногория). В октябре 1769 года Поликути отправился с торговым грузом на остров Крит. А затем тайно пробил на корабле амбразуры, погрузил на него пушки и бочки с порохом. 21 февраля 1770 года, подняв на мачте российский флаг, он направился в Морею, где присоединился к русской эскадре. Поликути участвовал в Наваринском, Хиосском, Чесменском, Патрасском и других сражениях и был пожалован чином капитан-лейтенанта. 5 октября 1771 года он скончался, находясь на своём корабле.



Венецианские власти не простили мятежного шкипера. Спустя годы Анна напишет в прошении на имя Павла I о своём отце: «...приверженность его к Пресветлейшему Дому Вашего Императорского Величества, сочтена со стороны венецианской Республики, преступлением, за которое он, хотя и в отлучке, был приговорён к смерти, имение его всё захвачено и срыв до основания дом бедное его семейство навсегда выгнано из отечества. Таковым происшествием приведены будучи в самобеднейшее состояние мы принуждены были искать убежища в России, где имели счастье снискать величайшее горести нашей услаждение под особенным покровом и в великодушном Её Императорского величества обещании вознаградить нашу потерю и доставить нам завидное состояние».

Екатерина II взяла дочь знаменитого капитана под своё покровительство. В ноябре 1775 года девушка была пожалована в камер-юнгферы, она прислуживала при одевании государыни. Анна находилась в должности вплоть до смерти императрицы, после чего осталась жить во дворце «на определённом содержании» до своей кончины в 1831 году.

Возможно, не последнюю роль сыграл в судьбе семьи Паликучи граф Орлов-Чесменский, помнивший заслуги их отца. Два брата Анны находились на военной службе. Один из них, Михаил, был выпущен из Морского кадетского корпуса в чине мичмана и определён «в команду корабля графа Орлова». Именно это событие, вероятнее всего, и послужило поводом для создания живописного портрета Алексея Орлова-Чесменского.

Трудно сказать, предназначался ли портрет в подарок графу или оставался у самой камер-юнгферы. Картина является копией с раннего изображения Орлова-Чесменского, ещё до пожалования ему орденов Святого Андрея Первозванного (1768) и Святого Георгия 1-й степени (1770). Возможно, такой портрет художница видела в коллекции Екатерины II. А может, подобное полотно или миниатюра имелись в её семье.

Решение Анны в такой форме выразить свою благодарность графу за покровительство её семье было вполне в духе времени. Сама государыня, её невестка, великая книгиня Мария Фёдоровна, и августейшие внуки много времени посвящали творческим занятиям. Подобные увлечения поощрялись и среди прислуги Екатерины II. Сохранился, например, высочайший указ о выплате денег придворному лакею Андрееву за написание портрета императрицы (современное местонахождение этого произведения неизвестно).

Недавно картина работы Анны Паликучи была отреставрирована специалистами Санкт-Петербургской Академии художеств им. И. Е. Репина, и теперь она может экспонироваться на временных эрмитажных выставках.

Автор – Наталья Бахарева, хранитель фонда живописи ХVIII века Отдела истории русской культуры Государственного Эрмитажа



Tags: женщины-художники
Subscribe

Posts from This Journal “женщины-художники” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Posts from This Journal “женщины-художники” Tag