Шакко (shakko.ru) wrote,
Шакко
shakko.ru

Category:

Поддельная картина «Зимний пейзаж» (1931) Игоря Грабаря

Материал для архива.




Источник статьи: https://www.kp.ru/daily/26517/3534258/

Купленная за миллион долларов картина Грабаря оказалась подделкой
Оказалось, «Зимний пейзаж» был написан спустя 50 лет после смерти художника

Ника БЫСТРИЦКАЯ 15 апреля 2016

Картину «Зимний пейзаж» коллекционер Леонид Петров купил два года назад, к полотну прилагалось заключения ведущего экспертного бюро, поэтому покупатель даже не усомнился, что картина могла быть подделкой.

Новый владелец два года любовался картиной русского художника, однако настоящим пронизывающим холодом от зимнего пейзажа повеяло лишь теперь, когда счастливому обладателю шедевра стоимостью миллион долларов сообщили, что это фальшивка.


Коллекционер Леонид Петров (на фото) обнаружил, что купленная им картина - мастерски выполненная подделка. Иллюстрация: скриншот из телепередачи НТВ

«Я всем хвастался, что у меня есть Грабарь, которого ни у кого нет. Только через год с лишним один из моих друзей сказал: что-то мне здесь не нравится. Все эти подозрения подтвердились, что картина написана на 50 лет позже, чем она была представлена, то есть когда Грабаря уже не было в живых», - рассказывает владелец шедевра. «На первых же этапах исследования мы обнаружили присутствие в картине пигмент синего красителя, который в промышленном производстве появился только после 1935 года. Это хорошая подделка, она выполнена профессионально», - заявил позже начальник научно-исследовательской лаборатории Музея современного искусства Виталий Семикин.

Как сообщает НТВ, «Зимний пейзаж» коллекционеру предложил приобрести в свою коллекцию знакомый галерист. Мол, это наследство потомков художника, который оказались в затруднительной ситуации и поэтому решили расстаться с картиной.

Дальше делом фальшивого полотна займутся правоохранительные органы.

***
Выпуск программы НТВ
https://www.ntv.ru/novosti/1621795/

Купленная за миллион долларов картина Грабаря оказалась подделкой
14.04.2016

«Зимний пейзаж» кисти известного художника XX века Игоря Грабаря оказался фальшивкой. Подделку за миллион долларов приобрел коллекционер два года назад. К картине прилагалось заключение ведущего экспертного бюро и фактически главного специалиста страны по творчеству этого автора. Теперь же выяснилось, что рука мастера к этому полотну не прикасалась.



Коллекционер Леонид Петров два года любовался картиной знаменитого художника Игоря Грабаря, однако настоящим пронизывающим холодом от зимнего пейзажа повеяло лишь теперь, когда счастливому обладателю шедевра стоимостью миллион долларов сообщили, что это подделка.

Леонид Петров, коллекционер: «Я всем хвастался, что у меня есть Грабарь, которого ни у кого нет. Только через год с лишним один из них сказал: что-то мне здесь не нравится. Все эти подозрения подтвердились, что картина написана на 50 лет позже, чем она была представлена, то есть когда Гробаря уже не было в живых».

Эта история могла бы стать тихим скандалом, если бы не громкие имена участников конфликта. Подлинность картины заверила более чем авторитетный и известный эксперт — Ирина Геращенко, причем на бланке не менее солидной организации — Научно-исследовательской независимой экспертизы имени Третьякова. Казалось бы, какие могут быть сомнения? Однако первая же проверка из трех, которые за свой счет заказал Петров, перечеркнула прежние заключения.

Виталий Семикин, начальник научно-исследовательской лаборатории Музея современного искусства: «На первых же этапах исследования мы обнаружили присутствие в картине пигмент синего красителя, который в промышленном производстве появился только после 1935 года. Это хорошая подделка, она выполнена профессионально».

«Зимний пейзаж» Грабаря Леониду предложил купить знакомый галерист. Он рассказал, что приобрел шедевр у потомков художника, которые решили расстаться с семейной реликвией из-за материальных трудностей. По словам продавца, работа нигде не выставлялась, зато есть много серьезных документов. По словам эксперта Ирины Геращенко, которая делала заключение, ошибка на миллион вышла случайно, но стражи порядка решили задать вопросы сотрудникам экспертного бюро.

***
Статья в Finparty
https://finparty.ru/art/44466/
Автор: Анна Балуева, 01.03.2016

Страсти по Грабарю: как картину-подделку продали за $1 млн
Резонансное дело петербургского искусствоведа Елены Баснер меркнет на фоне московской аферы, о которой стало известно Finparty. Полотно живописца Игоря Грабаря, прошедшее авторитетную экспертизу и доставшееся покупателю за $1 млн, оказалось фальшивкой.

Напомним, что Елена Баснер, по версии следствия, намеренно «сосватала» коллекционеру Андрею Васильеву фейковую картину авангардиста Бориса Григорьева за $250 000. Сейчас идет суд, и если ее вина будет доказана, ей грозит до 10 лет лишения свободы. В Москве коллизия похожая, только полотно советского живописца Игоря Грабаря было оценено вчетверо дороже. Положительное заключение подписала авторитетнейший специалист Ирина Геращенко, но детальная экспертиза показала, что картина является фальшивкой.

История покупки

Леонид Петров, красивый человек с тихой речью и тонкими пальцами, пьет третий подряд капучино и грустно разглядывает заключение компании «Научно-исследовательская независимая экспертиза им. Третьякова» (НИНЭ) с подписью Ирины Геращенко. Из этого документа следует, что наш собеседник — владелец «Зимнего пейзажа», написанного знаменитым художником Игорем Грабарем в 1931 году. Картину он действительно купил два года назад. Она довольно большая (128 на 86 см) и обошлась ему в $1 млн.


Леонид Петров

«Я взял ее, хотя она была дороже, чем обычно стоит Грабарь. Но через два месяца совсем маленький натюрмортик того же автора «Груши на красном» ушел аж за $1,2 млн, потом хорошо продался еще один его пейзаж. Поэтому я был очень доволен, что удачно вложил деньги, — Грабарь пошел вверх», — рассказывает Петров.

Купить «Зимний пейзаж» ему предложил знакомый галерист. Он рассказал историю о том, что человек, который принес ему картину, знаком с потомками Грабаря, решившими продать семейную реликвию из-за материальных обстоятельств. Провенанс, то есть история владения полотном, был несколько испорчен тем фактом, что оно нигде не выставлялась. Но зато к нему прилагалось очень серьезное заключение от эксперта.



«НИНЭ — уважаемая организация, а Геращенко — крупнейший специалист по Грабарю. Равных ей по опыту нет. Вот я и поверил!» — сокрушается Леонид. Да и список указанных в документе технологических исследований был убедителен: МБС (микроскоп), ультрафиолет, инфракрасные лучи, макросъемка, анализ фактуры, рентген.

«Думаю, никаких анализов на самом деле не делали, вместо качественной экспертизы мне тут написали биографическую справку, видимо, считая меня за дурака, — мол, покупает фальшивку, так мы ему хоть объясним, кто такой Грабарь. А если бы не я, а если бы музей покупал?» — рассуждает Леонид. Но до музеев и галерей этот «Зимний пейзаж», слава богу, не дошел. Скоро выяснилось, что он не имеет отношения к Грабарю.

История продажи

Недавно знакомый Петрова, большой знаток живописи, заинтересовался его Грабарем. «Спросил, буду ли продавать. Я подумал, почему бы и нет. Он ходил, присматривался, а потом сказал: «Что-то не верю я, что этой картине 80 лет. Краска свежая». Я ему экспертизу — ну вот же документ. А он свое: сомневаюсь что-то, давай еще раз на экспертизу отнесем», — продолжает рассказ Леонид.

Государственный научно-исследовательский институт реставрации, куда Петров с потенциальным покупателем отнесли произведение, выдал вердикт: химический анализ красителей показывает, что некоторые из них изобретены не ранее 1972-73 годов. Поэтому они никак не могли быть использованы в 1931-м, который значится на холсте рядом с лжеавтографом знаменитого живописца.

Немедленный визит Петрова к галеристу, продавшему ему полотно, не дал никакого результата. Продавца пейзажа они, разумеется, не нашли. По слухам, тот уехал в Грузию. Тогда было решено еще раз проверить картину. Третья экспертиза лишь подтвердила: картина написана в 1970-х годах неизвестным художником.

«Думаю, эта картина целенаправленно сделана как подделка Грабаря. Наверняка эти деревья, иней и снег писал кто-то из русских. Думаю, такое случается часто — слишком большие деньги здесь крутятся. Меня возмущает вот что: а зачем тогда нужны эксперты и почему они не отвечают за свои выводы?» — говорит Леонид. Он считает, что Ирина Геращенко поставила ту подпись, потому что ее уверили, будто все экспертизы проведены и с картиной все в порядке.

Эпилог

Непосвященным трудно понять, почему коллекционеры платят бешеные деньги скорее за родословную картины, чем за саму живопись. Но оставим за скобками особенности ценообразования на этом рынке и заметим лишь, что истории, подобные описанной выше, крайне редко всплывают на поверхность. Зачастую все решается тихо: неудачливый покупатель возвращает подделку продавцу, тот беспрекословно отдает деньги — и все, никаких пятен на репутации. «Поймите, у коллекционеров все построено на доверительных отношениях. Никто не хочет светиться», — объясняет Леонид, допивая свой капучино.






Возможно, и в этот раз мы бы не узнали о появлении подделки. Но если перевести в рубли тот $1 млн, который Леонид Петров заплатил за фейковый «Зимний пейзаж», то окажется, что сейчас из-за свистопляски курса подлежащая возврату сумма возросла в 2,5 раза. Галерист, продавший Петрову картину, в затруднении, он смог отдать только половину стоимости — $560 000, остальное обещает вернуть позже. Леонид верит и ждет.

А пока он ждет, узнаем, как объясняют этот инцидент другие его участники, а также их коллеги по арт-рынку.

Александр Чвала, владелец НИНЭ:
— Странная история! Картину для экспертизы нам сдавала женщина, потом ее купил дилер и перепродал дальше за очень солидную сумму. Скорее всего, вся цепочка продавцов уже знала, с каким, так сказать, Грабарем они имеют дело. Но той даме, которая принесла нам картину, насколько мне известно, претензий никто не предъявлял.

Мне кажется, что теперь за этой историей стоит игра, цель которой — подорвать нашу репутацию. У нас есть конкуренты, занимающиеся продажей картин, и мы уже устали от разных провокаций. Нам подсылают сомнительных субъектов — я удивляюсь, что я еще живой хожу. Думаю, картину купил совершенно другой человек, а Леонид — подставное лицо. Когда нам ее принесли, я был в командировке во Франкфурте, мой коллега, Александр Попов, — в отпуске в Париже, а начальник отдела экспертизы — в декрете, так что экспертизу делала одна Геращенко. К сожалению, заключение было дано без проверки коллег. И теперь нас хотят скомпрометировать и уничтожить.

Александр Попов, директор НИНЭ:
— Мы только принимаем вещи, храним их, вызываем нужного эксперта и предоставляем ему оборудование для работы. У нас в штате есть химик, но он работает исключительно по заказу клиента или эксперта, который может включить в техзадание химанализ, если считает его необходимым. Он стоит от 12 000 до 24 000 рублей, владельцы часто хотят сэкономить, но еще чаще «экономят» арт-дилеры. Им надо продать картину, и беспристрастные результаты «химии» могут им в этом помешать. Ирина Геращенко смотрела и макросъемку, и ультрафиолет, и рентгеновский снимок. Но химию она нам не заказывала. Она ошиблась — это плохо. Но альтернативы ей все равно нет — Ирина Владимировна 30 лет занимается Грабарем.

Ирина Геращенко, эксперт:
— Это была моя ошибка, и я очень переживаю. Но я как приглашенный эксперт не знала, что в НИНЭ химический анализ проводится по заказу. Хорошо помню ту картину — до нее Грабаря долго не было (то есть никто не продавал его работы и не отдавал на экспертизу — FP), а тут он вдруг валом повалил. В НИНЭ принесли не меньше шести монументальных работ — такие Грабарь писал в ранний период. Я видела эти картины, но экспертизы на них не делала, их куда-то отдали сразу. Я засомневалась в их подлинности тогда, когда выяснилось, что «Зимний пейзаж» — фальшивка, думаю, что кто-то изготовил целую партию «Грабаря». Нет в мире искусствоведа, кого бы не надурили ни разу. Но то, что я ошиблась несознательно, — это точно, и к взяткам я не имею отношения.

Емельян Захаров, основатель галереи «Триумф»:
— Что значит «химический анализ по желанию»? Уважающий себя эксперт проведет его обязательно. Я не сторонник теории заговора, но думаю, что тот, кто принес картину в НИНЭ, знал, что это подделка, и поэтому заказал экспертизу без химии. Ирина Геращенко — очень порядочный человек и ни в каких махинациях участвовать не могла.

Владимир Рощин, директор компании «Реестр культурных ценностей»:
— Геращенко — эксперт с многолетним стажем и чуть ли не единственный крупный специалист по Грабарю, но и она ошибается не первый раз. Я уже не раз говорил: нет такого эксперта, который бы не ошибался. Только одни делают это непреднамеренно, а другие — за деньги.

***
Обсуждение истории на форуме (13 страниц)
https://forum.artinvestment.ru/showthread.php?t=313731



Там много пустого трепла, но, в частности, вот ответ форумчанам от А. Попова:

Мы, к сожалению, при всем желании не можем выложить качественное изображение работы, ее рентгенограммы и другие материалы, так как связаны договором о конфиденциальности подписанным при сдаче работы. Но тут имеется участник, который с удовольствием ее выложит, я думаю.

Что касается принимаемых мер для исключения подобных ситуаций. Мы планируем провести совещание с нашими экспертами, занимающимися живописью и усовершенствовать внутренний протокол ведения работ. Изначально химическое исследование пигментов проводилось по требованию эксперта – когда эксперт видел в нем необходимость, он сообщал об этом, в свою очередь мы сообщали о такой необходимости владельцу. Собственно, предупреждая о возрастании расходов. Такая система сложилась, во-первых, потому что, по нашему мнению, эксперты сами в состоянии определить комплекс исследований необходимых для принятия решения. Во-вторых, существует ряд работ, где химическое исследование мало что может дать - поздние советские работы. Так же, например, недорогая европейская интерьерная живопись. Есть масса работ где хим. анализ неэффективен и коммерчески не оправдан. Но конечно нам совместными усилиями предстоит пересмотреть эту сложившуюся практику, для того что бы избежать подобных инцидентов.

Также нужно понимать, что хим. анализ, не всегда является панацеей даже с работами, претендующими на авторство дорогих «серьезных» художников. Встречались подделки благополучно его прошедшие, но тем не менее не являющиеся подлинными. Выявленные другими исследованиями.

Что касается ответственности. Мы живем по законам РФ. В случае, если поступит претензия по поводу того, что мы оказали некачественную услугу- мы за нее и будем отвечать. Вообще мы эту картину (если это она) видели в 2012 году. И обо всей этой истории узнаем исключительно из открытых источников и слухов. Что наводит на некоторые размышления.

Также хочу отметить, что мы ведем переговоры с страховой компанией о страховке ответственности наших экспертов. Для страховщиков это продукт довольно узкого профиля, поэтому далеко не все хотят с ним работать. Особенно за вменяемые деньги. Думаю, что такие меры снизят накал страстей при возникновении всяческих спорных ситуаций.

Однако участникам рынка, на которых гипнотически действует словосочетание «страхование ответственности экспертов» нужно понимать, что это страхование непосредственно услуги, а не сделок на непонятные сумму с кучей посредников. Мы конечно говорим о реальном страховании с выплатами, а не о сделанном, например, просто для рекламы, которое невозможно получить.

Страхование сделок — это вообще особая тема, в наших реалиях находящаяся в зачаточном состоянии.

Искренне Ваш, А.П.
___

ЧТО ДАЛЬШЕ?
Новостей после весны 2016 года нет. Да и тогда вышло только 3 материала: очень подробный на финпарти, + кликуши КП и НТВ.

Коллекционер Леонид Петров в яндекс-новостях появляется только в 1 материале 2007 года, где он делает доклад про подделку монет. UPD: это другой, нумизмат, умер в 2011, см. комменты

Чем кончилась история - знают только причастные лица. Ни уголовного дела, ни судов -- в публичную сферу не вынеслось.

Tags: art & crime
Subscribe

Posts from This Journal “art & crime” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 35 comments

Posts from This Journal “art & crime” Tag